У него нет специального образова­ния. .. А что, у нас мало образованных, но тупых? Я публичный человек, меня знают, у меня есть сайт. И, если незнакомый человек просит меня встретиться с ним и поговорить, я не отказыва­юсь. Но я разговариваю с людьми только в том случае, если они сами меня просят об этом. Я ни- ! кому себя не навязываю. А дальше мы просто раз­мышляем вместе. Решение, как поступить, в итоге человек принимает сам. Я не врач и поэтому имею дело только со здоровыми, но запутавшимися людьми. Если я вижу, что у человека психические отклонения, я советую обратиться к специалисту. Ещё я учу. Учу тому, как правильно помогать. Да, я такой коуч, который учит других коучей. И давно с тобой это случилось? Появилось желание осчастливить человечество?

- Со мной это случилось в тот момент, когда я потерял главную женщину моей жизни, а имен­но тебя. А сейчас я это делаю, потому что мне интересно. А интересно мне потому, что в этом есть смысл. Я абсолютно уверен, что делать нуж­но только то, что интересно и что по-настоящему занимает ум. Это, кстати, одна из основ психо­философии. Если парень хочет стать актёром, он не видит смысла решать задачи, для него имеет смысл лишь то, что приближает к профессии. За­нятия в драмкружке, чтение пьес, фильмы... Но родители требуют пятёрок по всем предметам и, по сути, убивают на корню личность.

Любому человеку интересно то, в чём есть смысл. Так люди устроены. Американцы про­делали такой опыт. На заводе, где работали в ос­новном женщины, выполняя тяжёлую работу, происходили забастовки. Психологи посовето­вали руководителям завода вместо бунтовщиц набрать женщин, которые хотят похудеть. И дать им правильную установку: вы будете делать эту работу и похудеете. Вновь набранные женщины делали ровно то же самое, но при этом были в пол­ном восторге, потому что действительно худели.

В занятии появился смысл. Есть такая книга - «Сказать жизни «Да!». Психолог в концлагере». Её написал знаменитый психолог Виктор Франкл, ко­торый провёл четыре года в фашистских лагерях. И он пишет: если узники понимали, для чего им нужно дальше жить, они, как правило, выживали, если нет - погибали. Выжить, понятно, хотели все, но не все понимали зачем. Он сам не умер потому, что мечтал написать после войны книгу. Смысл меняет всё. Люди возводят храм. У одного спра­шивают, что ты делаешь, - таскаю камни, а другой говорит: а я строю храм. Вроде делают одно и то же, но один мучается, а другой счастлив. Люди так устроены Богом, что они по-другому не могут.

0 В твоей жизни не было смысла, ты его искал и нашёл в занятиях психофилософией?

- В моей жизни было и есть очень много заня­тий, в каждом из которых я нашёл и продолжаю искать смысл. Правда, ещё не было ни одного занятия, в котором смысл был бы настолько зримым, как в психофилософии. Может быть, поэтому она так увлекает меня. Но я всегда делал только то, что мне нравится. Это правда. Когда я вёл «Ночной полёт», я делал это для того, чтобы показать людям, как нужно разговаривать. Это был смысл. Отчасти этот смысл есть в программе «Наблюдатель», в «Дежурном по стране». Хотя сегодняшнему телевидению я становлюсь всё ме­нее интересен и, соответственно, нужен. Хотя мне телевидение очень интересно и нужно. Я пишу книги, потому что хочу, чтобы люди их прочита­ли и разделили со мной мои переживания. Это смысл. И мне нравится их писать. Но знаешь, что мне нравится делать больше всего? Ты точно зна­ешь потому, что именно ты натолкнула меня на эту мысль двадцать лет назад. Ты сказала: Макси­мов, твоё любимое занятие - учить жизни краси­вых девушек. Я и правда до сих пор являюсь для многих своих подруг таким плюшевым мишкой, в которого они выплакивают свои горести. Мне нравится их слушать и утешать. Никаких романов между нами не возникает. И вот спустя много лет твоя шутка превратилась в систему. Теперь я «учу жизни» не только красивых девушек, хотя - шут­ка! - предпочитаю, конечно, именно таких.

О Не сомневаюсь. Ты рассказывал, что одна твоя знакомая называет психофилософию на­укой для идиотов. Человек, считает она, по­падает в дурацкую ситуацию по собственной глупости, а потом бежит к чужому дяде спра­шивать, что делать. И что всё тобою приду­манное - несерьёзно, общее место и лежит на поверхности. Что ты повторяешь расхожие истины, даёшь советы, которые и так все знают. Конечно, если посмотреть на беду со стороны - всё ясно и понятно. Всем. Кроме од­ного человека. Того, с которым случилась беда. Этому человеку ничего неясно и не очевидно.

В такой ситуации я с тобой согласна. Но вот с помощью набора правил и методик неужели можно помочь стать счастливым?

- Построить гармоничные отношения с ми­ром - можно. Главное - понять желания. Человек, который ко мне приходит с проблемами, всегда живёт не так, как хочет. Человек, который живёт, как хочет, - у него нет проблем. И тут - внимание, стоп! - жить, как хочется, человек не не может, а не хочет. Почти всегда.

Недавно приходила одна мама, у неё проблемы с ребёнком. Она хочет, чтобы они были друзьями, а это не получается. Хотя ей кажется, что она де­лает всё для этого. Разговариваем, и выясняется, что мама каждые десять минут делает ребёнку замечания. «Вы можете себе представить друга,