Истории трагические и почти мистические. И вопросы, вопросы: почему так легко было вы­вести из состояния покоя целый народ, почему так просто люди взялись за ору­жие и начали стрелять во вчерашних соседей? Почему так быстро озлобились, при­шли в дикое первобытное состояние? И чего добились?.. А как быть тем, в чьих жилах течет кровь двух народов? «Финский дом» — своего рода квинтэссенция, извлеченная из многостраничной книги «365», где А. Ломтев во временах и про­странстве чувствует себя вольготно. Автобиографические в своей основе новеллы: детство, когда «кругом было лето и свет, и свобода двенадцати лет», юность, ког­да хотелось приключений и испытаний духа и тела, работа в районной газете, ситуации экстремальные и обыденные, истории времен советских и нынешние. Город Саров и села Нижегородчины, когда зимой настоящий русский мороз, мер­цающие звезды, волчий вой. И неизбежные чудеса, и по сей день творимые Сера­фимом Саровским. И память о том, как спасали монашенки свой Дивеевский мо­настырь и не смогли спасти, и Великая Отечественная в воспоминаниях стариков. Россия советская — Крым, Красноводск, Каракалпакия — и горячие, горящие точки бывшей империи — от Чечни до Луганска. И вопросы, вопросы: «Михаил с ме­чом в руках... Александр Невский, Дмитрий Донской, Федор Ушаков... мальчик- солдат, погибший в Чечне от рук боевиков и канонизированный православной церковью. неужели это судьба человечества: с оружием в руках добывать добро из зла?» Герои книги не только обычные люди, но и ангелы, святые, черти и те, кому очень несладко сегодня: русалки, лешие, домовые. «Странная штука — наше российское житье», есть в ней место и мистике: ночной звонок, голос давно умер­шей матери: «какая разница, умерла — не умерла, сердце-то за вас, детей, все равно болит». И вечные вопросы: зачем живем, в чем смысл жизни? Серь­езно над ними размышляет автор, парадоксами и притчами в беседах за домино и пивком с закадычными друзьями: научным сотрудником Ферапонтычем и бес­путным Витьком — мыслит проходящий герой обеих книг, рабочий, книгочей и философ дядя Вася. «А время бесшумно и неустанно идет и идет, ведя каждого навстречу его судьбе.» И, кажется, невозможно остановить бег времени. И — «че­ловек живет памятью, воспоминаниями, что забыто — того, считай, и не было.» У А. Ломтева, хранителя времен, из отдельных фрагментов складывается цель­ная, впечатляющая картина жизни огромной страны от середины прошлого века до дней нынешних.

Сергей Арно. Записки странствующего писателя. О подводных погружениях

и древних цивилизациях. Художник Е. Морозов. СПб.: Союз писателей

Петербурга, 2016. — 296 с.: ил.

Для петербургского писателя Сергея Арно все началось осенью 2014 года, когда однажды вечером ему позвонила Наталия Берзина, директор фонда «Созидающий мир», и предложила принять участие в проекте «По следам „Калипсо“». Съемочной группе, в состав которой входили и дайверы, предстояло снять серию докумен­тальных фильмов о Жаке Иве Кусто и его команде. Маршрут включал Францию, Монако, Египет, Судан, Коста-Рику. С. Арно, человек «кабинетный», не устоял, стал «странствующим писателем». Он побывал на Всемирном фестивале подводных изображений в Марселе; в Музее дайвинга в городке на Лазурном берегу, где Кусто, родоначальник дайвинга, делал первые погружения и снимал известный фильм «В мире безмолвия»; познакомился с подводными домами Кусто. В Монако по­сетил уникальный Музей океанографии, «Храм моря», директором которого с 1957 года на протяжении тридцати двух лет являлся Ж.-И. Кусто. «Путешествуя по местам, где бывал Жак Ив Кусто, где он производил съемки и устраивал дома, я понял, что он всегда находил лучшие места на планете, где хотелось остаться».