Кстати, благодаря этому постоянному слуша­нию и смотрению, она была не только в курсе всех культурных новостей: поразительно виртуозно уме­ла она эти новости культуры встраивать в повсед­невную жизнь своей школы, которой служила ис­тово и преданно.

Как-то случайно услышала интервью с талант­ливым российским пианистом, проживающим в Голландии. Пианист обмолвился, что впервые се­рьёзно задумался о профессии музыканта-испол- нителя, когда стал (еще мальчиком-подростком) ла­уреатом конкурса юных пианистов в Калининграде. (Пояснять, наверное, не стоит, что проводился кон­курс школой Глиэра и, разумеется, по инициативе Капиталины Николаевны). Капиталина отреагиро­вала моментально: дозвонилась (!) - в школе на тот период времени не то что компьютера - факса не было! - на радио «Орфей». Кому бы по звонку дали контактную информацию!? Ей - дали: по умению настроить беседу на нужный ей результат равных Капиталине - не было! Она связалась (!?) с пианис­том. Фортепианная звезда оказалась контактной и сговорчивой. Согласившись на сравнительно не­большой гонорар (подозреваю, знаменитые «гро­бовые» в качестве аргумента безупречно отыгра­ли свою роль!), пианист прилетел в Калининград и с удовольствием выступил в филармонии на тор­жественном открытии очередного конкурса. В ко­торый раз уже - прямо на наших изумлённых гла­зах - с лёгкой Капиталининой руки была заложена новая школьная традиция (надеюсь, она сохрани­лась): открывать каждый конкурс концертом его предыдущих лауреатов.

рекомендуем техцентр

Я вот проговорила о ней: «случайно услыша­ла» - и засомневалась. Да не было и не могло быть в жизни у Капиталины ничего случайного!.. Что заставило её включить радио именно в тот момент, когда проговаривались слова о калининградском конкурсе? Звезда её, судьба её, миссия её особая!

Она была единственным человеком в школе, который регулярно прочитывал от корки до корки всю получаемую периодику. При этом ещё и нас умудрялась информировать: «Аполлинаричка, просмотрите вот это, вам будет интересно». И, что самое удивительное (да удивительное ли!), мне, дей­ствительно, было интересно!

Читала она много. Любила поэзию. Прекрасно декламировала (об этом я уже говорила).

Она! специально! заучивала! стихи! наизусть! В том числе, и на склоне жизни уже, в свои восемь­десят с лишком... «Это очень развивает память, и ведь сколько стихов прекрасных, и, потом, людям так приятно, когда их поздравляешь стихами.»

Заглянув в класс, где я на полу монтировала ог­ромную - в три листа ватмана - традиционную га­зету выпускников (традиция, как вы понимаете, за­ложенная всё ею же, директором Капиталиной Мелеховой!), она - в очередной раз - ошарашила меня: «Хотите - для вашей газеты?» На листочке бумаги знакомым почерком были выведены акку­ратные строчки. Это! были! Капиталинины! стихи!

Дорогие выпускники!

Скоро-скоро в душе станет пусто,

Отпущу в жизнь большую орлят...

Удержать? - Нет такого искусства!

Подросли, так пускай улетят!

И взмахнут на прощанье крылами,

И услышу стремительный взлёт.

Как хочу полететь вместе с вами!

Жаль, что возраст уже не даёт...

Так летите, летите, родные,

Иногда возвращаясь домой,

И творите дела лишь благие,

И гордитесь Глиэркой родной!

Ваша Капиталина Николаевна Мелехова

Она была Абсолютно Непредсказуемой и Ни­когда Ни На Кого Не Похожей.

Завидовали ей? Злопыхали за её спиной? А ко­нечно же! Но авторитетом она обладала - непре­взойдённым. К слову её - прислушивались, мнение - спрашивали, советы - ценили. И в самом коллекти­ве, и за его пределами. Пределы расширялись до уровня городской и областной администраций. Её, брошенное в полумраке зрительного зала, нечас­тое, негромкое, чуть картавое «Браво» расценива­лось как высочайшая похвала. Как клеймо качества. Педагоги других школ с полуусмешечкой, казалось бы, но с нескрываемой гордостью и довольством сообщали: «Сама ваша Капиталина моему учени­ку «браво» кричала!» В этом тексте важно отме­тить формулировку: «Сама Капиталина.» Восхи­тишься иногда вещью, далёкой от музыки, стрижкой или нарядом коллеги, а тебе в ответ: «Сама Капита- лина заметила». Она замечала - всё.

Конечно же, она была выше всех нас, вместе взятых, - в первую очередь, по уровню внутренней культуры, которая предполагает и высокие нрав­ственные идеалы, и душевную щедрость.

Какой долгий (и блистательный!) путь продела­ла она из своего дальнего вятского городка Котель- нич, чтобы стать не просто директором одной из музыкальных школ самого западного города Рос­сии (пусть даже знаемой и любимой!), но знако­вым именем для Калининградской культуры!

Я вглядываюсь в старые фотографии, которые она, зная моё к ним пристрастие, принесла в один из своих последних визитов ко мне.

Поколения священнослужителей, поколения учителей - вот каков генетический код семейства Дёминых (это девичья фамилия Капиталины Нико­лаевны).