Ламиревский скромно склонил голову, дожидаясь прекращения овации. И когда она начала стихать, поднял обращённые к слушателям раскрытые ладони, призывая к тишине.

   -- Подождите, коллеги, это ещё не всё. Разумеется, все мы понимаем, что мой прибор открывает новые горизонты в изучении тайн жизни. И я уже натолкнулся на... это поистине удивительное явление, и мне непременно нужна ваша помощь.

   Далее он довольно пространно поведал, что в результате многочисленных экспериментов обнаружил необыкновенную душу, у которой ещё нет "субстантивной человеческой жизни". О поминках никчёмного актёра Ивана Бешанина он почему-то умолчал, а говорил как о некой незнакомой девочке.

   -- Я действительно тщательно проверил эту душу, -- говорил Ламиревский. -- Чрезвычайно интересный случай, знаете ли, чрезвычайно... У этой девочки действительно нет тела. Она ещё не родилась.

   -- Вы хотите сказать, что душа появилась раньше тела?

   -- Да, именно это я и хочу сказать.

   Со всех сторон заголосили:

   -- Но это невозможно!

   -- Душа никак не может родиться раньше тела! Это просто нереально!

   -- Бред какой-то!

   -- Это антинаучно!

   -- Послушайте, какая-то неприкрытая ересь! Вы погрязаете в мистицизме!

   -- Вы хотите отбросить нас в каменный век?

   -- Чушь! Абсурд!

   Ламиревский, снисходительно улыбаясь, дождался, когда учёные успокоятся, и спокойно сказал:

   -- Вот и я так думал. Но я же говорю вам: совершенно уникальный случай!

   -- Вы хорошо проверили? Вы не ошиблись?

   -- Понимаю ваше волнение. И рад был бы продемонстрировать вам девочку, но это пока невозможно. Я обязательно вам её покажу, но позже... Спокойно, уважаемые коллеги, я не потревожил бы вас, если бы не вооружился весомыми аргументами. Давайте зададим себе вопрос: а почему, собственно, невозможно? Мне сначала тоже показалось это дикостью, но потом я начал сопоставлять факты, выстраивая логические цепочки, и у меня начала выстраиваться сравнительно стройная теория, подкреплённая довольно-таки весомыми аргументами.

   -- И что вы думаете по этому поводу?

   Ламиревский набрал побольше воздуха в грудь и с придыханием сказал:

   -- Я думаю, что теперь, благодаря моему открытию, мы должны по-новому взглянуть на сам феномен сознания. Мне кажется, это открытие даёт нам основание говорить о новом законе. Я назвал его, с вашего позволения, "Закон Ламиревского".

   Дальше профессора понесло. Забавно было смотреть, как он напыщенно говорит почти слово в слово то, что объяснял ему отец Ювеналий. Выдавал его формулы за свои, с гордостью рисуя сложные математические конструкции.

   -- Связь души и сознания совершенно очевидна, -- объяснял он. -- Раньше даже существовало мнение -- а в земной жизни так считают и сейчас, -- что сознание и душа -- одно и то же. Но все мы прекрасно знаем, что это не так. Нам также известно, что сознание влияет на душу -- и наоборот. Но мы не говорим, что одно может трансформироваться в другое, причём как в ту, так и в другую сторону. Давно уже ведётся дискуссия: что было вначале мироздания, сознание или душа? Но моё открытие говорит, что это не имеет никакого значения.

   -- Поясните, пожалуйста, -- пробасил какой-то академик. -- Это очень важно.