Позвонил А.А. Парпаре. Его приезд к нам пока откладывается. Но узнал про Анатолия Абрашкина. Оказывается, «профессора» приняли в Союз писателей России ещё тогда, когда я просил. Со слов Анатолия Ана­тольевича, немного возражал В.Н. Ганичев, но он взял слово, выступил убедительно, и секретариат проголосовал единогласно. Это радостная весть. В нашем полку прибыло. Теперь есть кого вводить в правление.

Заговорили о журнале «Природа и Свет».

— Мы общались недавно по телефону, Герман Смирнов сказал, что хозяева, финансировавшие журнал, рассорились, и издание закрыва­ется.

Жаль. Умный был журнал и по мировоззрению, по нравственно-исто­рической позиции наш.

5     марта

Небольшим кругом отметили наступающий женский праздник. Кро­ме всех привычных была Ирина Дементьева. Надарил ей книг, «Верти­калей». Сама попросила «Душу живую...». Подписал. Хорошо поговорили с Владимиром Серафимовичем Новиковым о будущем сотрудничестве — он может на металле делать всякие поздравления, дипломы.

Ю.И. Хромов хочет провести совместное правление Союза писателей и Литфонда. Объявил об этом всем. Не вижу в этом никакого смысла и никакой практической пользы.

Сколько же эгоизма и патологической ненависти окружает нас. Мно­гие видят в мире только себя, свои интересы, и наплевать, как эти ин­тересы (их достижение) скажутся на жизни и судьбах тех, кто живёт рядом.

13 марта

С А.М. Коломийцем в мастерской В.И. Заноги. Володя показал две но­вых больших работы — портрет Мельникова-Печерского и Пасхальный натюрморт. Обе картины хороши. Портрет (это не только портрет, но и сюжетная картина) — писатель стоит у старой ветлы, а за ним два мира: «В лесах и на горах», разделённые Волгой. И веет от полотна исконной русской жизнью.

15   марта

Дождь! С утра снег, а с обеда полило, да так, что лужи по дорогам разлились.

У Татьяны Борисовны Любяко с Заногой на блинах с икрой, мёдом, сметаной и прочее.

В.Г. Цветков дописал письмо по В.Ф. Карпенко. Звонил уже ближе к полуночи.

16    марта

Дождь продолжается.

Должен был в Союзе выступать Валерий Васильевич Никитин, но позвонил и отменил встречу, сославшись на простуду. Народ собрался (кому не успели сообщить) и частью разошёлся, частью остался слушать стихи Виктории Стариковой. Эта дама напориста, но с таким «литера­турным» качеством написанного вряд ли чего добьётся.

Е.Р. Эрастов завёл разговор о своём юбилее — 50 лет. Нужны какие- то грамоты, хочет издать книгу в издательстве «Вертикаль. ХХ! век». По­обещал ему всяческое содействие.

Встречу с нашими художниками перенесли на потом. А.Д. Данилин хотел принести подаренную картину, но позвонившему Е.И. Юсову я сказал о переносе встречи.

17    марта

В.Г. Цветков напомнил — сегодня год, как мы «взяли» Союз писателей под своё руководство. Непростой был год. Но многое за это время уяс­нилось. Организацию мы удержали, нанесли ответные болезненные уда­ры противникам. Постепенно формируется новая команда. С властями путного взаимодействия пока не получается, хотя, надо признаться, и особых усилий в этом направлении я не прилагал. Самое плохое то, что в творческом отношении этот год пуст. Вся надежда на предстоящее лето.

Побывал у Альберта Данилина в мастерской. Забрал подаренный мне ещё на юбилейной выставке этюд. Передал Альберту Дмитриевичу («как политруку») «Информационные письма» — для изучения и распростра­нения информации. Попросил его что-то найти для обложки книги «В предчувствии апокалипсиса». Пообещал постараться вместе с В.К. Тыр- дановым. А я вдруг подумал о работах В.Г. Калинина... Сегодня ему по­звонил, договорились завтра в Москве встретиться у Виктора Григорье­вича в мастерской.

18    — 23 марта. Москва

Поехал в холодную, даже морозную Москву на пленум Союза писа­телей России на день раньше официального заезда. Остановился у Н.В. Офитова. Вечером позвонил В.Г. Калинину. Виктор пригласил приехать сначала в другую мастерскую (там же на Верхней Масловке, но в корпу­се, состоящем только из мастерских) и показал три больших «афонских» картины. Написаны в его стиле — сильно, выразительно, с определённой условностью. Хотя, самое удивительное — как ему удаётся передавать атмосферу?

Потом сидели в знакомой мастерской, пили французское вино, при­везённое из Парижа (изумительный вкус), Виктор Григорьевич вспоми­нал свою московскую литературную (поэтическую) молодость. Жаль, что не включил диктофон, который привёз с собой. Воспоминания были жи­вые, интересные.

Расстались довольно поздно. Уходил с громадным альбомом живопи­си Калинина (подаренным), изданным в Италии. Пока шёл к метро, из­рядно поплутал. В итоге вышел на Ленинградский проспект.

  1. В Союзе писателей повстречались с Андреем Ребровым. Вме­сте поехали устраиваться на жительство в Дом творчества в Переделки­но. Вместе и поселились в одной комнате.

Вечером разговаривали с дагестанским председателем Магомедом Ахмедовым. Подарил ему выпуск «Вертикали. XXI век».

  1. Пленум. В президиуме Валентин Распутин, Альберт Лиханов, Станислав Куняев. Выступили: о русском слове — Юрий Лощиц, Влади­мир Крупин. Быстро проголосовали за повестку предстоящего съезда.

Познакомились с В.Н. Исайчевым (повторно). Опять заговорил, что хочет встать на учёт в нашу организацию. Подтвердил Владимиру Ни­колаевичу своё согласие.

  1. Холодно. Ветер. Из Переделкино переехал к Н.В. Офитову. Из планов только намечена встреча с А.А. Парпарой, но Анатолий попросил перенести её на завтра — неважно себя чувствует.
  2. В ЦДЛ встреча с А.А. Парпарой. Записали беседу о его в тру­дах в Лермонтовском фонде и о самом поэте. Насколько она оказалась интересной — узнаю при расшифровке. Первое впечатление — всё не­удачно. Но так кажется почти всегда после разговора. Всякий раз ожи­даешь чего-то большего.
  3. Беседа с Дионисио Гарсией. Встретились у метро «Баррикад­ная». Разговаривать на улице неудобно, хотя наши отношения стано­вятся более тёплыми, человеческими. Прошли на Большую Никитскую. Сидели в креслах у гардероба в совершенно пустом фойе Центрального дома литераторов и не торопясь разговаривали больше часа. В 15-00 я отправился пешком на Курский вокзал. Прошёл больше часа.

27    марта

Вчера звонил Валерий Васильевич Никитин. Готовится 30-го прочи­тать у нас свою программу. Я дал добро. К тому же и А.В. Мюрисеп хочет у нас почитать стихи Бориса Пастернака (после Никитина).

В городской администрации встреча в честь дня театра. Традицион­но собираются все «заслуженные» — артисты, работники культуры, ху­дожники, журналисты... Многих повидал. Но хоть какой-то радости мне это не добавило. Господи, как всё постно, скучно. И это нижегородская культурная элита?