Отель “Демарн” был первой стройкой, которую

доверил нам Марк: мэрия XVIII округа продала ему это забро­шенное здание, приют монмартрских художников, и мы пре­вратили его в очаровательный отель-музей* посвященный па­мяти живших здесь мастеров.

Бани, ни слова не говоря, вошел в спальню Мориса Утрил­ло[1], служившую ему сексодромом, когда Марк передавал ему очередную любовницу. Поставил чемоданы и закрыл за собой дверь. Я негромко постучала в дверь напротив — это были сва­дебные апартаменты, переделанные из бывшей мастерской Сюзанны Валадон[2]. Мне никто не ответил. Только шумела во­да в душе. Я повернула фарфоровую ручку и медленно отвори­ла дверь. На кровати с балдахином лежало подвенечное пла­тье, а вокруг него была разложена остальная одежда от Смальто. Шесть коробок с обувью “Прада” выстроились под большим запотевшим зеркалом.

Я окликнула Юнь и, не получив ответа* заглянула в ван­ную комнату. Она сидела в мраморной ванне, съежившись и обхватив себя руками. Повернула ко мне мокрое то ли от слез, то ли от воды лицо.

—    Я делаю вид, что я в порядке, Марлен, но мне плохо.

   -Мне очень плохо. Ты нужна мне.            

Я подошла, едва переводя дыхание. Выключила воду и протянула ей полотенце. Наконец-то она откроется мне.

—     Я должна работать, Марлен. Я никогда еще не остава­лась так долго без дела.

Я отреагировала спокойно. Сказала, что после обеда отве­зу ее в галерею: там у нее будет все необходимое для работы. Она медленно поднялась, вскинула голову и пристально по­смотрела на меня. От ее безупречно сложенного гладкого тела веяло колодной чувственностью мраморной статуи. Это было тело не женщины, а рано развившейся девочки: слишком круг­лые, слишком упругие груди, как будто не подвластные силе тяжести, тонкие, стройные ноги, выпуклые ягодицы... Все в ней казалось неестественно новым. Не хватало соразмерно­сти, гармонии, каких-то маленьких недостатков, возникаю­щих с течением времени.

На вызов надо было как-то отвечать. Мои жесты все сказа­ли за меня: я начала деловито, без эмоций вытирать ее поло­тенцем. Никому не позволяю играть моими чувствами, будить во мне желание.


[1]  Морис Утрилло (1883—1955) — французский живописец лостимлрессионист.                                                                                                                                            .

[2]   Сюзанна Валадон (1865-1938) — французская художница, натурщица, мать Утрилло.