В нашем Роквиллском центре электроники и компьютеров по стенам развешаны большие портреты ученых, создавших в ХХ веке свою перевернувшую мир науку. Обычно, пока муж рассматривает компьютеры, я всматриваюсь в лица этих людей. Они умные и очень живые — и сильно отличаются от сонных, будничных и мало­выразительных лиц, меня окружающих; что-то такое горит в их взгляде, что пере­носит тебя в будущее, в сны фантастов, в разговоры о каком-то новом, улучшенном человеке...

В книге Евгения Берковича, рассказывающей о предшествующей стадии разви­тия физики, о физике, в которой — с появлением квантовой механики, теории отно­сительности, с началом изучения термоядерных реакций — тоже произошла настоя­щая революция, лица ученых имеют такое же излучение. Вообще-то, если у человека живой взгляд, он необязательно должен быть физиком-теоретиком, он может быть геологом, философом или поэтом. Главное, что объединяет всех «владельцев» та­ких лиц, — живущий в них чертик познания, интерес к миру, творческий задор...

Подробнее...

Последнее прижизненное фото К.Н. Мелеховой. К.Н. Мелехова и А.Е. Зуева провожают Сэнту Викторовну Глиэр - внучку Р.М. Глиэра поколение, не затопили бы новые «ценности» низ­копробной музыки, навязанные шоу-бизнесом и попсой, то светлое, чистое и романтичное, что оста­лось ещё в наших душах!

Ради этого и придуман областной детский фес­тиваль-конкурс «Услышь нас, море!», состоявший­ся в четвёртый раз, и место выбрано великолепное - Музей Мирового Океана, сам как поющий огром­ный корабль с его залом с прекрасной акустикой, хорошо настроенным роялем, уютными холлами, где рядом с картинами великих художников - ри­сунки, поделки юных художников, участников кон­курса - как разноцветное эхо мелодий о море...

Подробнее...

Кстати, благодаря этому постоянному слуша­нию и смотрению, она была не только в курсе всех культурных новостей: поразительно виртуозно уме­ла она эти новости культуры встраивать в повсед­невную жизнь своей школы, которой служила ис­тово и преданно.

Как-то случайно услышала интервью с талант­ливым российским пианистом, проживающим в Голландии. Пианист обмолвился, что впервые се­рьёзно задумался о профессии музыканта-испол- нителя, когда стал (еще мальчиком-подростком) ла­уреатом конкурса юных пианистов в Калининграде. (Пояснять, наверное, не стоит, что проводился кон­курс школой Глиэра и, разумеется, по инициативе Капиталины Николаевны). Капиталина отреагиро­вала моментально: дозвонилась (!) - в школе на тот период времени не то что компьютера - факса не было! - на радио «Орфей». Кому бы по звонку дали контактную информацию!? Ей - дали: по умению настроить беседу на нужный ей результат равных Капиталине - не было! Она связалась (!?) с пианис­том. Фортепианная звезда оказалась контактной и сговорчивой. Согласившись на сравнительно не­большой гонорар (подозреваю, знаменитые «гро­бовые» в качестве аргумента безупречно отыгра­ли свою роль!), пианист прилетел в Калининград и с удовольствием выступил в филармонии на тор­жественном открытии очередного конкурса. В ко­торый раз уже - прямо на наших изумлённых гла­зах - с лёгкой Капиталининой руки была заложена новая школьная традиция (надеюсь, она сохрани­лась): открывать каждый конкурс концертом его предыдущих лауреатов.

Подробнее...

Сельское священничество, сельское учительство - мощный пласт дореволюционной российской куль­туры, уничтоженный, погребенный, вырванный с корнями, казалось бы... Ан нет, вот корни-то как раз и остались! Корни нравственности, силы духа, мужественности, порядочности.

Её дед (отец мамы) - сельский священник. А брат его, Пётр - протоиерей, дядя Петечка, так тро­гательно именовала его Капиталина Николаевна. «Он нам очень помогал во время войны», - начер­тано её рукой на обратной стороне фотографии. На другом чёрно-белом снимке - алтарь сельской церкви: «Здесь служил дядя Володя, мамин брат.» А сестра мамы (любимая тётя Олечка!) - заслужен­ный учитель Российской федерации, награждена Орденом Ленина. Порода, как говорится.

Подробнее...

Она была глиэровским эталоном женственнос­ти и элегантности, изысканной подтянутости. Не допуская распущенности и расхлябанности, она заставляла нас постоянно держать себя в форме. Я помню восхищённый шёпот сзади: «Ну, английс­кая королева пошла», - когда она из темноты зри­тельного зала царственно выплывала на сцену об­ластной филармонии.

«В присутствии Капиталины Николаевны хочет­ся стать собраннее и воспитаннее», - так с трога­тельной безыскусностью написала в одном из сво­их сочинений выпускница школы. Кстати, всех учеников своей школы Капиталина Николаевна не­изменно называла на «вы». А если уж мы загово­рили о выпускных сочинениях (очередная блиста­тельная идея Капиталины - выпускники, прощаясь, писали своей школе письма!), приведу еще одну цитату: «Человек, который является для меня при­мером. Он достоин уважения и восхищения. Это директор школы Капиталина Николаевна Мелехо­ва». Директор любой школы был бы счастлив, про­читав о себе такое. Да вот о каждом ли директоре школы такое напишут?

Подробнее...