з «триады» этих имен два последних, вероятно, известны лишь специа- листам-литературоведам или историкам. Между тем их обладатели сыгра­ли заметную и весьма любопытную роль в жизни великого писателя. И случи­лось это в 1890 году, когда тридцатилетний Антон Чехов задумал и осуществил главное путешествие своей жизни, семимесячную «кругосветку» — через всю Сибирь на каторжный остров Сахалин и возвращение морским путем вокруг Азии в Одессу.

Эти двое — молодой (всего 21 год) морской офицер Григорий Глинка и его знаменитая в петербургском свете мать — баронесса Варвара Ивановна Икскуль фон Гильденбанд (она же, по разным источникам, фон Гильденбандт, де Гильденбандт), которую Чехов в письмах друзьям столь фамильярно назы­вал, видимо, по вычурному звучанию ее фамилии.

В ряде современных публикаций утверждается, что Антон Чехов познако­мился с баронессой Икскуль через ее сына Григория. Но дело обстояло как раз наоборот, причем случайно. Чехов давно был знаком с Варварой Ивановной, хозяйкой известного петербургского салона, своеобразной звездой высшего общества, к которому та принадлежала как по происхождению, так и по своей активной общественной деятельности.

Более того, баронесса была одной из немногих «особо посвященных» в планы писателя и оказывала ему горячее содействие в задуманном путеше­ствии. Именно к ней в первую очередь обратился Антон Павлович еще в январе 1890 года, когда приехал в Петербург, чтобы официально подготовить поездку, заручиться рекомендациями к промышленникам и другим «нужным людям» в Сибири и на Сахалине, «утрясти дела» с Добровольным флотом, который осу­ществлял связь черноморских портов России с Дальним Востоком.

Варвара Ивановна Икскуль вызвалась тогда написать письмо начальнику Главного тюремного управления М. Н. Галкину-Враскому, которого хорошо знала лично:

Известный и один из самых наших талантливых литераторов — если не самый талантливый в настоящее время, — Чехов — очень желает вас видеть, — и я прошу вас принять его милостиво и по возможности исполнить его желание. Дело в том, что он собирается на Сахалин с литературными целями — и, конечно, предвари­тельно желает с вами повидаться. Будет он у вас на днях на квартире — утром, так как мне сказали в правлении, что это самое удобное для вас время[1] [2].

Чехов и сам 20 января написал письмо высокому чиновнику, прося о «возможном содействии» при посещении им Восточной Сибири и острова Сахалин «с научною и литературною целями». После нескольких встреч у него сложилось впечатление, что «с Галкиным-Враским почти все уже улажено». Тот действительно обещал содействие, но при этом официальными бумагами не снабдил, а в секретном предписании на Сахалин дал указание не допу­скать контактов писателя с политическими ссыльными. Но о последнем стало известно много позднее.

Очень возможно, что баронесса уже тогда рассказала Чехову, что ее сын (от первого брака) Григорий Глинка направлен служить на Дальний Восток. Но кто мог тогда предположить, что волею случая тот окажется добрым попут­чиком Антона Павловича в 52-дневном плавании вокруг Азии по тропическим морям и океанам.

Мичман Глинка... Это имя хорошо известно чеховедам и не только им: именно он изображен на знаменитом «цейлонском» фото вместе с Антоном Павловичем, оба в белой тропической одежде, каждый с мангустом на руках. Однако до последнего времени об этом спутнике Чехова мало что было известно.

Между тем сама эта фотография была широко обнародована более 100 лет назад — в 1913 году, в третьем томе шеститомника писем А. П. Чехова, кото­рый выпустила сестра писателя Мария Павловна в 1912 — 1916 годах. Фото было подписано так: «А. П. и сын баранесы Икскуль на пароходе „Петербург”. Держат мангусов» (орфография старая, по оригиналу — Д. К.). Автором под­писи к фотографии была, скорее всего, сама Мария Павловна, а фотогра­фом — судовой врач Александр Викторович Щербак, с которым писатель «почти подружился» в памятном рейсе с Сахалина до Одессы. Кстати говоря, именно благодаря фотографическому увлечению доктора Щербака мы имеем три бесценных изображения Чехова во время этого длительного плавания вокруг Азии. До этого фотография с мангустами хранилась в семье Чеховых, она была подарена (прислана) ее автором непосредственно писателю вскоре после совместного путешествия.

Тем не менее личность мичмана долго оставалась неизвестной (или ею про­сто не интересовались), и посему даже в первом полном Собраний сочинений и писем А. П. Чехова (1948 — 1952) к фотографии было сделано неверное при­мечание: «Сын баронессы Икскуль — барон В. В. Икскуль фон Гильдебанд». По-видимому, по подсказке Марии Павловны ошибка была исправлена, и во втором издании полного Собрания сочинений и писем писателя (1974 — 1983) уже правильно было указано, что это Г. Н. Глинка. Кстати, Михаил Павлович Чехов в своих воспоминаниях в журнале «Красная панорама» в 1929 году триж­ды упоминал правильную фамилию мичмана, утверждая при этом, что один из трех привезенных мангустов принадлежал Глинке.

Григорий Николаевич Глинка был сыном от первого брака 16-летней Варвары Ивановны Лутковской с Николаем Дмитриевичем Глинкой-Мавриным, 28-ми лет, состоявшим на дипломатической службе. Пара была блестящей: она — дочь генерала и матери-сербки из знатного рода, прекрасно образован­ная, ставшая вскоре фрейлиной императрицы Марии Александровны (жены Александра II). Он — потомок древнего рода, действительный статский совет­ник и камергер.

Однако брак юной Варвары с Глинкой довольно скоро дал трещину, несмотря на рождение двух мальчиков. Как утверждают «злые языки», ей надоела «постная жизнь», со скандалом она уехала от мужа в Париж, где пыталась сделать писательскую карьеру, писала на французском под псевдо­нимом Rouslane. Некоторые ее повести и рассказы якобы высоко оценил сам Мопассан и даже писал к ним предисловия. Затем, после короткого примире­ния с мужем (который был направлен на службу в Париж) и даже рождения дочери (Софьи) брак тем не менее распался. Через несколько лет она вышла замуж за пожилого барона Карла Петровича Икскуль фон Гильденбанда, кото­рый вскоре был назначен русским посланником в Риме.

Современники свидетельствуют, что была она женщиной необычной кра­соты, неординарной, деятельной и даже где-то экстравагантной. Ее облик для потомства запечатлел сам И. Е. Репин в известном портрете «Дама в красном платье» (1889), который и по сей день привлекает внимание в репинском зале Третьяковки.

Портрет «красной баронессы» поражает мастерством и своим художе­ственным решением — узкое, высокое полотно, чем-то напоминающее про­порции старых икон на досках. Фигура дамы написана во весь рост, чуть вполоборота, в алой кружевной блузке и в длинной иссиня-черной юбке до пят. Широкий красный пояс перехватывает по-девичьи тонкую талию, изящ­ное запястье украшено тонкими цепочками браслетки, на безымянном паль­це четыре одинаковых кольца. Обращают на себя внимание гордая осанка, слегка откинутая голова, покрытая изящной красной шляпкой-колпачком. И — выразительные карие глаза под соболиными бровями, прикрытые поразительно выписанной художником темной вуалеткой. Кажется, что глаза этой миловидной, очень умной женщины буквально пронзают вас, куда бы вы ни отошли.

Сохранились и воспоминания художника М. В. Нестерова («Давние дни»), относящиеся, правда, к более поздним временам:

Она и тогда была все такая же интересная, не желавшая поддаваться влиянию времени пикантная женщина с черными, как вороново крыло, волосами, с неожи­данным седым локоном в них, быть может, уже созданием парижского куафера. Не помню, бывал ли я позднее у баронессы Икскуль в ее особняке на Кирочной, но я слышал, что круглый столик у окна и черная рама на нем не утратили своих чудес­ных свойств: в черной раме продолжали меняться «герои сезона», пока однажды, на смену Максиму Горькому, не появился новый герой... Григорий Распутин[3].


Капустин Дмитрий Тимофеевич родился в 1942 году в Москве. Окончил МГИМО, востоковед-международник, кандидат ист. наук. Автор книг и статей по международным отношениям на Дальнем Востоке. В сферу его научных увлечений входит также биогра­фия и творчество А. П. Чехова. По этой теме опубликовал ряд статей и 2 книги: «Антон Чехов на Востоке. Сборник статей» (Saarbrucken, 2012); «Азиатское путешествие Антона Чехова. 1890 год» (М., 2016). Публиковался в «Новом мире». Живет в Москве.

[2] Летопись жизни и творчества А. П. Чехова. Т. 2. М., ИМЛИ РАН, 2004, стр. 319.

[3]  Нестеров М. В. Давние дни. М., «Искусство», 1959, стр. 183.