24     марта

Подписал в типографии макет «В-16». Игорь Преловский сам звонил мне на работу, торопил. Уже завтра они начнут печатать тираж.

25     марта

Сходил в Братство Александра Невского за газетами. Взял для Мо­сквы много — в этом номере напечатана моя статья о Вячеславе Клы­кове.

В 15-00 отмечаем юбилей Половинкина в Литературном музее. Всё достойно — поздравления от областного руководства, от городского, от Вачского района (родина Владимира Васильевича). Сельчане приехали с гармошкой, пели. Но я обратил внимание, что Половинкин сдал, по­старел. Хотя, конечно, возраст, восемьдесят лет. Обида на Союз у него осталась, и хоть вечер вёл Шамшурин, всё-таки Владимир Васильевич и в своём слове на торжестве, и в тосте за столом её высказал.

После застолья долго гуляли с В.А. Николаевым. О многом перегово­рили, правда, не на трезвую голову. Поэтому результаты от этих разго­воров предвидеть сложно.

Теперь о моих воспоминаниях об Адрианове. Ещё днём домой по­звонил Палыч (Пашков): «Это топор войны до последних дней, на всю жизнь. Подумай, тебе это нужно? Там Шамшурин на фоне, но на фоне ярком. В общем, тут надо думать...»

Наташе Адриановой для книги отдал воспоминания без тех страниц, что посвящены Валерию Шамшурину. Позвонил ей — она уже переда­ла рукопись А.М. Цирульникову. На юбилее Половинкина встретился с Александром Марковичем и спросил о рукописи. Он предложил некото­рые места сократить, и я с ним согласился, сказав, что полностью ему доверяю. Думаю, он уберёт всё, что касается Шамшурина и Селезнёва. Тогда текст станет «плоским», безобидным и привычным. Зато у меня останется в арсенале моё «тайное оружие», которое при необходимости я всегда смогу опубликовать в «Вертикали». Ведь кусок текста окажется по объёму значительным.

1   апреля

Вечер в мастерской у Владимира Заноги в Щербинках. Попросил его сделать для Тани свадебные пригласительные билеты.

Впервые расспросил Володю о его детстве, молодости, учёбе в учили­ще.

Звонил Николай Переяслов. Наши с Коломийцем пригласительные билеты на Всемирный Русский Народный Собор он оставит на вахте в Союзе писателей. Утром всё слишком «сжато» получается в Москве.

3    — 5 апреля. Москва

Поездка на машине с Алексеем Марковичем. Жили в гостинице «Из­майловская».

  1. Храм Христа Спасителя. Открытие Х Всемирного Русского На­родного Собора. Перед этим с Коломийцем прошли вокруг храма. Сол­нечно и тепло. Постояли на Патриаршем мосту.

Уже знакомый мне зал церковных соборов. К началу народу собралось много. Патриарх вышел с митрополитом Кириллом и сам вёл собрание до перерыва. Представительство от госвласти солидно - Генеральный Прокурор Владимир Васильевич Устинов, председатель Счётной палаты Сергей Вадимович Степашин, министр иностранных дел РФ Сергей Вик­торович Лавров, министр культуры РФ Александр Сергеевич Соколов...

Но главным событием оказался доклад митрополита Смоленского и Калининградского Кирилла (Гундяева). Никому из политиков слово не дали, хотя в зале были Г.А. Зюганов, В.В. Жириновский. По-моему, это было сделано специально. Но от этого Собор потерял свою остроту, и серьёзной дискуссии по докладу владыки не последовало. После обеда и вовсе публика заскучала. Валентина Распутина ещё послушали, а затем разошлись.

Мы вышли в 16-30. В зале к этому времени в партере народу остава­лось совсем мало. Боковые же ряды совсем опустели.

Удалось отдать Кодину то немногое, что написал к главе о репрессиях (Михаил Иванович был в каком-то генеральском мундире, вся грудь в орденах, и непрерывно давал телеинтервью). Пообщался с П.И. Коно­ненко и совсем накоротке с Владимиром Крупиным. С общим впечатле­нием от всего увиденного и услышанного ещё надо разобраться.

  1. Утром у Кононенко. Отдал газеты с публикацией статьи о Клы­кове. Как и обещал, Пётр Иванович помог журналу и передал материа­лы, которые я просил для следующей статьи. Пригласил он меня в Прагу на 15-е мая. Не знаю, что из этого получится.

С Алексеем Марковичем встретились в ЦДЛ — на Пленуме Союза пи­сателей России. Попали к столу. Много там произошло разных встреч. Познакомился с Олегом Чупровым, договорились о сотрудничестве.

Уехали, так и не побывав как следует в зале заседания Пленума. В этот же вечер, приехав в Нижний, на вокзале взял билет на 7-ое число опять в Москву.

6     апреля

Делаю много звонков — Лукину, Шестинскому (от него пришло инте­ресное письмо), в типографию...

И Олег Николаевич, и Борис завтра меня будут ждать, так что до отъ­езда в Минск скучать не придётся.

Забрал из типографии 50 штук журнала. Опять проблема — обложка с браком. Сказал, чтобы пока всё остановили и больше не обрезали жур­налы. Эти 50 штук отвезу в Москву, раздам.

Очень ждёт 16-й выпуск Шестинский для передачи Патриарху. По­дойдёт ли он ему в таком виде? Олег Николаевич сказал, что Ларионов мои воспоминания «Друг» хочет опубликовать в №2 «Слова», который выйдет в апреле. Хорошо бы.

7     — 11 апреля. Москва — Минск — Москва

Впечатлений от поездки много, но подробно их записать не получит­ся. Отмечу здесь лишь главное.

В Москве дождь. Борис Лукин меня встретил, но поехать с ним в Союз я не смог. На метро отправился в «Мотор Сич». Повёз «В-16» и загран­паспорт. В офисе суматоха, готовятся к участию в своей профильной выставке. Но с Кононенко я пообщался. Отдал загранпаспорт девушке, которая оформляет документы для поездки в Прагу, и тут выяснилось, что нужна фотография. Вернулся к метро, сфотографировался и опять пришёл в офис. Тут новая проблема — для визы нужна справка с места работы. Задача кажется неразрешимой. Но еду в Союз, пишу образец справки, и Геннадий Иванов всё оперативно подготовил на бланке и с печатью СП России. Володя Шемшученко отвёз справку в офис Коно­ненко. А мы с Борисом поехали к нему в дом. Вечером я ему предложил совместное сотрудничество по журналу. Похоже, что зря.

  1. Едем с Лукиным к Шестинскому в Переделкино. Обедаем часа два. Разговор не очень получился. Но журналы Олегу Николаевичу я пе­редал. Лукин нас с ним фотографировал. Много говорили о больном — разгроме в МСПС и Ларионове. Шестинский передал, что Арсений Ва­сильевич хотел мне написать о готовящейся публикации «Друга», но узнав о приезде, попросил это сделать Олега Николаевича устно. Рас­стались тепло. Я оставил рукопись своих воспоминаний об Адрианове. Когда Олег Николаевич нас провожал, то шепнул мне, кивая на Бори­са: «Ты кого ко мне привёл!», имея в виду, что тот работает у против­ников, в «Литературной газете». Успокоил старика — «Это нормальный человек».

По дороге (оказавшейся долгой — крутились по Москве и по делу, и плутали) опять говорили о журнале. Нет, суть этого предприятия до Бо­риса не доходит.

Гостиница «Мотор Сич» оказалась пустой. Остался в ней с Шемшу- ченко.