Второй таможенник.

He-а, знаю только священника по имени Губерт. А монастыря в Бегуне нет. 

Это в Бегуне-то монастырь! Милутина я там уж во вся­ком случае не встречал. Но с тех пор как я поступил на таможню, там поселилось много нового чужого народа.

Первый таможенник. Надеюсь, ты не зря проделал свой долгий путь, брат. Давно ли ты уже в пути?

Евгений. Я покинул мой монастырь в Сунторе две недели назад.

Первый таможенник. Так ты из Сунторской обители?

Евгений. Да.

Первый таможенник. А как твое имя?

Евгений. Я зовусь Евгений.

Первый таможенник. Евгений! Евгений! Вы слышали! Так ты тот самый отец Евгений, настоятель Сунтор­ской обители?

Евгений. Да, это я.

Первый таможенник. Мы много слышали о тебе. Ты на­ставил на путь истинный блудницу Агнес. Ты разослал своих братьев во все концы наших земель, чтобы помо­гать бедным. Благослови нас, отец Евгений.

Евгений. Благословляю вас, братья мои, благодарю вас за хлеб и вино.

Меняется акустика.

Я еще немного поговорил с таможенниками, потом от­правился дальше. Уже настала ночь, а до монастыря еще было не близко. Но когда я уже собирался идти, у тамож­ни остановилась повозка. Это подъехал епископ про­винции Мурдии. Он услышал о моем путешествии и от­правился мне навстречу приветствовать меня.

Смена акустики, на дороге.

Епископ. Одари меня своим благословением, брат Евге­ний. Молва о твоей святости из Сунторской обители до­летела до столицы Мурдии. Слышал о твоем путешест­вии и рад, что могу первым принять тебя на границе нашего края. Всем известна твоя мудрость, твое благо­честие и смирение, твое святое бытие, а историю о воз­вращении в лоно церкви блудницы Агнес в наших шко­лах рассказывают детям.

Евгений. Не преувеличивай, досточтимый брат мой, я лишь беднейший из рабов Господних.