Из домика таможни доносится солдатская песня.

Евгений. Ты знаешь деревню под названием Бегуна? Первый таможенник. Есть такая тут у нас. Мой товарищ долго служил там жандармом. Эй, Симон. (Громче.) Си­мон! Поди-ка сюда.

Песня умолкает.

Второй таможенник (из помещения таможни). Ну что там? Опять какая-нибудь баба хочет протащить через грани­цу бурдюк с вином?

Первый таможенник. Да пойди же ты сюда!

Второй таможенник (приближается). Ну, в чем дело? Доб­рого вечера!

Первый таможенник. Ты же служил жандармом в Бегуне? Второй таможенник. Ну, служил, пять лет. Слава богу, ноги унес. Чертова дыра! Один разврат и пьянство! Первый таможенник. Кого тебе надо в Бегуне, отец? Евгений. Человека по имени Милутин.

Первый таможенник. Милутин? Нет, не знаю такого. У нас и имен-то толком нет. Здесь много всякого сброда шатается, но нет никого по имени Милутин. Не встре­чал такого. Кто он такой? Рабочий на копях?

Евгений. Не знаю... может быть, священник. Нет ли в Бегу­не монастыря?

 

Женщина. Благослови нас, отец Евгений.

Евгений. Откуда ты идешь, дочь моя?

Женщина. ИзМурдии, отец.

Евгений. Куда вы теперь идете?

Женщина. Возвращаемся на родину, отец.

Евгений. Где же ваша родина?

Женщина. В Байте, отец, высоко в горах.

Евгений. Байта — и моя родина, моя бедная земля.

Женщина. Да, отец, земля наша хоть и бедная и скудная, но уж лучше там, чем работать на рудниках и жить... ес­ли бы ты, отец, знал, в каких грязных лачугах нам при­шлось ютиться... да еще эти дикие песни пьяных, что шатаются ночью по дорогам.

Евгений. Давно ли вы в пути?

Женщина. Много дней, отец.

Евгений. Не пролегал ли путь ваш через Бегуну?

Мужчина. Да, мы проходили через Бегуну, мы провели там ночь. Это такая же деревня, как и все остальные в Kpai6 рудников.

Евгений. Не встречали ли вы в деревне человека по имени Милутин?

Мужчина. Нет, отец. Кто он? Неужто вы из-за него следуе- , те в Бегуну?

Евгений. Я не знаю, кто он... может быть, он священник.

Мужчина. Мы не видели священника в Бегуне, отец. Лишь его дом. Он живет рядом с церковью, в красивом доме, там же проживают врач, директор копей и аптекарь. Вы легко найдете его, отец. Но зовется ли он Милу­тин — этого мы не знаем.

Смена акустики.

Евгений. Вечером нога моя ступила на землю той страны, где находилась Бегуна. Таможенники нашей страны, ак­куратно одетые и чистые, вышли из своей конторы, пре­клонили колени и просили о благословении. Но в ста ша­гах стояла таможня Мурдии. Таможенники здесь были неприветливы, выглядели, пожалуй, отталкивающе. И лишь один из них великодушно указал мне дорогу.

Смена акустики.

Я ищу монастырь, брат, где я мог бы переночевать и подкрепиться. Здесь по близости должна быть обитель.

Первый таможенник. Тебе разве нечего есть?