Чем больше народу приходили в монастырь, чтобы узреть и услышать меня, тем более становился я оди­нок. И вот, наконец, Господь внял моим молитвам.

Акустика меняется, стук в дверь кельи.

Раймунд. Отец Евгений, позволь мне войти.

Евгений. Это срочно?

Раймунд. Уверен, что срочно, отец.

Евгений. Уверен?

Раймунд. Да.

Евгений. Ну, заходи.

Открывается дверь кельи.

Что тебя так встревожило?

Раймунд. Мне был сон, отец.

Евгений. Будь осторожен, брат, не всякий сон от Бога.

Раймунд. Во сне я увидел нечто, о чем должен рассказать тебе.

Евгений. Именно мне?

Раймунд. Да, отец, мне приснился один человек. Мы встре­тились на пустынной дороге. У него не было лица. Вер­нее, у него был такой же капюшон, как у нас, монахов, но лица его я разглядеть не мог. И я решил, что он без­лик. Я заговорил с ним, он не отвечал, а потом вдруг по­вернулся ко мне и произнес: скажи отцу Евгению, чело­век, которого он ищет, зовется Милутйн и живет в деревне под названием Бегуна.

Евгений (очень взволнованно). Он не сказал, кто этот человек из Бегуны?

Раймунд. Не сказал, отец. Сколько я ни спрашивал, ничего не отвечал больше. И лица у него как бы не было. Толь­ко монашеская одежда. Когда он сказал мне о человеке, я проснулся и поспешил к тебе.

Евгений. Так ты спал средь бела дня?

Рай мун д. Да, уснул в своей келье. Устал и уснул прямо на по­лу. Но я искуплю вину. Не буду спать две ночи за то, что уснул днем.

Евгений. Ты не виноват, брат. Я молил Господа, а он дал мне ответ в твоем сне.

Раймунд. Позволь спросить, отец: ты хочешь найти челове­ка по имени Милутин?

Евгений. Я ищу человека на этом свете, который был бы бо­лее всего похож на меня. Я просил Господа показать мне такого человека. И вот через тебя узнаю теперь, что это Милутин из деревни Бегуна.