— Мою профессию, род занятий на вашем языке можно назвать как сверхорга­низация либо прогрессизм, прогрессорство, если угоден подобный неологизм. Суть ее — в мягком направлении развития более отсталой цивилизации до уровня, ког­да мы сможем открыто с вами сотрудничать. Для того чтобы производимые воздей­ствия являлись максимально эффективными, нам необходимо советоваться с пред­ставителями земной цивилизации. И мой выбор пал на вас.

То, что рассказал во время перелета с Земли на Марс Мэнни, в конечном счете оказалось не полной правдой. О весьма важных аспектах марсианской цивилиза­ции и причинах ее глубокого интереса к человечеству Мэнни тогда умолчал, и Ма­линовский узнал о них гораздо позже от Нэтти, во время пребывания на Марсе ставшей его возлюбленной.

Марсиане оказались вовсе не марсианами, а пришельцами из еще более далеко­го мира, звезды, рассмотреть которую с Земли невозможно даже в самые мощные телескопы. Их корабль в длительном полете к какой-то неведомой цели, о которой Нэтти умолчала, потерпел катастрофу и вынужденно сделал остановку в Солнечной системе, а местом временного пребывания звездные странники выбрали Марс, по­скольку планета не обладала разумной жизнью, а ее условия оказались близки к ус­ловиям родного мира пришельцев. Однако ремонт межзвездного этеронефа требовал столь сложные детали и узлы, которые было невозможно произвести собственны­ми силами. Тогда взор звездных странников обратился к Земле и человечеству. Увы, уровень социального и научного развития людей не позволяли пришельцам прямо попросить о помощи. Можно легко представить, какой взрыв страха, недоверия, зло­бы вызовет появление на Земле представителей цивилизации, давно достигшей вы­сот коммунизма. Поэтому был выбран окольный, но, как считали звездные странни­ки, единственно возможный способ — выделить единственную страну и передать ей инопланетные научные достижения под видом открытий и изобретений ее собст­венных ученых и инженеров. Тем самым техническое развитие избранного народа возрастет до уровня, который позволит изготовить все необходимое для починки звездного этеронефа.

К сожалению, к тому времени, когда инженер Мэнни появился у смертного од­ра Александра Александровича, положение звездных странников усугубилось выхо­дом из строя аппаратов синтеза пищи, что поставило «марсиан» на грань голодно­го вымирания и подстегнуло их действовать энергичнее и в конечном счете менее скрытно и более грубо. Основой для их пищи, по утверждению Мэнни, могла послу­жить некая субстанция, добываемая из человеческой крови, ибо ее состав близок к составу крови пришельцев.

Звездные странники колебались в выборе между двумя странами, которые мог­ли стать восприемниками инопланетных технологий и, не подозревая об истинной причине своего научного и промышленного процветания, производственной пло­щадкой починки межзвездного этеронефа и источником пропитания пришельцев.

Россия или Европа.

Европа или Россия.