Из узлов предыдущих, 1908

К тому времени, когда Алексей Толстой опубликовал «Аэлиту», Александр Алек­сандрович уже как пятнадцать лет вернулся из путешествия на Марс. Отчет о полете он опубликовал под видом фантастического романа «Красная звезда», а также допи­сал продолжение — «Инженер Мэнни», первую в мире историческую работу о мар­сианской цивилизации, написанную землянином по итогам изучения марсианских хроник в одной из крупнейших библиотек Красной планеты.

Все началось в 1908 году, когда он лежал в чужой комнатке и мучительно уми­рал от предательского выстрела, сожалея единственно о том, что не сможет преду­предить товарищей о проникшем в их ряды предателе. Явление у смертного одра ин­женера Мэнни, с которым Александр Александрович имел весьма непродолжитель­ное и поверхностное знакомство, он воспринял то ли как сон, то ли как предсмерт­ный бред, причем скорее даже второе, ибо Мэнни в одно из своих появлений вдруг расстегнул ворот рубахи и снял лицо — искусно сделанную маску, под которой скры­валась истинная внешность пришельца с Марса. Его глаза были чудовищно громад­ны, какими никогда не бывают человеческие глаза. Зрачки расширены даже по срав­нению с этой неестественной величиной самих глаз, что делало их выражение поч­ти страшным. Верхняя часть головы настолько широка, насколько это неизбежно для помещения таких глаз; напротив, нижняя часть лица, без всяких признаков бо­роды и усов, сравнительно мала. Все вместе производило впечатление крайней ори­гинальности, пожалуй, уродства, но не карикатуры.

Мэнни предлагал простой выбор: умереть от заражения крови или отправить­ся вместе с ним на Марс, дабы на месте ознакомиться с жизнью более развитой ци­вилизации. Лишь марсиане, как потом понял Малиновский, могут предлагать по­добную альтернативу, ибо их этика полагала неотъемлемым правом каждого разум­ного существа добровольно уйти из жизни. Александр Александрович, естественно, избрал жизнь и межпланетный полет, не подозревая, в какой водоворот событий ввергнет его столь фантастическое предприятие. На борту этеронефа Мэнни под­ключил умирающего к аппарату и очистил его кровь, чем добился скорейшего изле­чения Малиновского, а затем, после экскурсии по кораблю, так объяснил цель сво­его инкогнито на Земле: