Я надеюсь, что Вы будете снисходительны. После взятия Варшавы меня невероятно грызет тоска по родине, я возмущена тем, что уехала, и ощущение препятствия, преграждающего мне путь, сво­дит меня сума и бесит.

Вы можете смеяться надо мнойэто будет мне только на пользу. Здесь мне позволяют возвратиться к мужу, о которому меня нет никаких сведений. Все очень добры и любезны по отношению ко мне —у меня острое желание вернуться с Детьми.... Но хорошо ли это?? Откуда это врожденное желание все «сделать правильно», когда неправильное гораздо легче и часто приятнее?

Я приехала в Петроград по делам. Вот уже десять дней, как я покинула глубокие литовские леса, но пока еще не могу определить свои планы на будущее и это, конечно, нелегко в настоящих условиях.

Дошло ли до Вас мое последнее письмо из Wiala? Я именно там получила Ваше длинное письмо, состоящее из трех частей (послан­ное из Варшавы), которое я прочла с большим интересом: эти стра­ницы ничего не потеряли, несмотря на то, что они задержались в пути, и Вы не можете себе представить, как мне было приятно и как я их оценила, читая. Еще раз спасибо, дорогой Барон, за это хорошее и длинное письмо. И мне также было приятно узнать тех милых людей, которые составляют сейчас Ваш штаб.

Я под сильным впечатлением всего того, что здесь происходит, произошедших здесь изменений и т. д. Но интересные вещи нелегко рассказать, почва этой страны мне кажется очень взрывоопасной, вулканической и является жертвой двух опасностей, которые смо­трят друг на друга, угрожая друг другу. Это очень страшно!

Я нахожу в Петрограде много загадочности и простора. Я лю­блю набережные Невы с богатыми и полными водами и всеми золо­тыми шпилями, которые поднимаются к небу. Вчера я совершила прелестную прогулку на острова.

В этой столице много красоты, но нет благодатщ —- есть уголки, в которых пахнет заговором. Не ошибаюсь ли я, выражая Вам свои мысли так напрямик? Вместо того чтобы писать, было бы гораздо приятнее иметь возможность поговорить! Если я буду в Киеве и если Киев останется свободным, может быть, Вы когда-нибудь нанесе­те мне маленький визит. Я завтра проезжаю через Киев по дороге в Stawiszcze наш отчий дом, куда я отослала Детей. Здесь куча зна­комых, но заботы метят все лица. До свидания, дорогой Барон, пиши­те мне, когда сможете, и примите уверения в моих лучших чувствах.

Мари[1].



[1] НАФ. Коллекция Grensholm. VAY 5651 (пер. с французского).