Патриотические настроения в тылу Российской Империи, время от времени выливаются в стихийные дикие выходки толпы. Любопытное стихотворение на эту тему, написанное, вероятнее всего, с июня по сентябрь 1915 года, хранится в архиве Маннергейма. На пожелтевшей бумаге надпись рукой Маннергейма по-шведски: Skamt over furst Joussoupoff (шутка про князя Юсупова)[I].

«Хоть я командовал бригадой И мог бы взять Берлин давно,

Но не гоняюсь за наградой —

Я так богат... мне все равно.

Притом тошнит меня от трупов,

Гниющих грудами во рву, —

Сказал брезгливо князь Юсупов —

Нет, лучше дайте мне Москву!

Там уважают Зинаиду,

Ни мне, ни другу, ни врагу Она не даст ее в обиду;

А я ей в этом помогу».

И что же, сон наивно детский

Сбылся по манию царя

ушел пристыженный Сендецкий,

Взошла татарская заря.

Тень устроителя Ходынки Прошла по комнатам дворца,

Князь посещал мясные рынки И разглагольствовал с крыльца.

Пренебрегая трафаретом,

От власти к черни строя мост,

Ходил по площади с портретом,

Ходил, величествен и прост,

И мнил : «Мне памятник поставит И надпись сделает Москва:



[I] Юсупов Феликс Феликсович (1856—1928) —граф Сумароков-Эльстон, генерал-лейтенант Свиты е. и. в., генерал-адъютант, с 1914 г. — команду­ющий Московским военным округом, в 1915 г. — главноначальствующий над Москвой. После женитьбы на последней представительнице рода Юсу­повых, Зинаиде, получил право именоваться князем Юсуповым. В стихот­ворении речь идет о беспорядках в Москве 27—29 мая 1915 г., когда «па­триотически» настроенная толпа громила немецкие предприятия, магазины и квартиры. В связи с этими событиями в сентябре 1915 г. Юсупов вышел в отставку.