Патриотические настроения в тылу Российской Империи, время от времени выливаются в стихийные дикие выходки толпы. Любопытное стихотворение на эту тему, написанное, вероятнее всего, с июня по сентябрь 1915 года, хранится в архиве Маннергейма. На пожелтевшей бумаге надпись рукой Маннергейма по-шведски: Skamt over furst Joussoupoff (шутка про князя Юсупова)[I].

Подробнее...

Он заставил уехать после злополучного Самсоновского дела[1], пред­сказывая нам тысячу опасностей. Я провела 2V2 недели в Литве, в глубокой деревне, в старом доме, в стенах, населенных предками, где ни к чему не прикасались со времен Наполеона. В этой обстанов­ке «Форт Шаброль» соединился под гостеприимным кровом Ксаве­рия Браницкого. Но когда я поняла, что Варшава была действитель­но под угрозой, я вернулась к моему Мужуочень опасаясь немцев, но еще более боясь, что я не на своем посту.

Подробнее...

13-й кавалерийской дивизии

Февраля 5 дня 1911 г., гор. Варшава
№ 14
§1

Полковник Барон Маннергейм рапортом от 3-го февра­ля сего года за № 522 донес мне, что во исполнение моего предписания от того же числа сдал 13-й уланский Влади­мирский полк во временное командование Полковнику Юрьеву и отбыл к месту нового служения.

Подробнее...

С тобой, мой в прошлом подчиненный, Я дни не первые знаком, —

Пылал, огнем весь начиненный Ты пред Владимирским полком.

Подробнее...

Все это Маннергейм, находясь в Петербурге, вынуж­ден был наблюдать со стороны. Ни реагировать, ни тем более дей­ствовать он не мог. В общем, лучше было держаться подальше от столичных интриг, от политики, от друзей и недругов, поэтому он весьма охотно отправился к новому месту службы.

Подробнее...