Схема эксперимента, в котором определяют чувствительность Cassiopea к внешним раздра­жителям. Ночью, в период низкой активности, реакция медуз замедленна, и они опускаются на дно цилиндра не так быстро, как днем

личие сна у планарии. Так же обошлись и с медузами.

Необходимые эксперименты постави­ли специалисты из калифорнийского тех­нологического университета и медицин­ского института говарда хьюза под руко­водством доцента калтеха леи гоэнторо. Current Biology», 2017, 27, 2984-2990, doi: 10.1016/j.cub.2017.08.014). Объект их исследования — Cassiopea spp., медузы тропического океанского мелководья. Они замечательны тем, что не любят пла­вать и проводят большую часть времени, лежа на дне щупальцами кверху (см. ри­сунок в начале статьи). За это их называют перевернутыми медузами.

Подробнее...

сон бывает у самых разных предста­вителей животного царства. какое бы животное ни взялись на этот предмет исследовать, оно, оказывается, спит. исследовали, однако, немногих. спят позвоночные, насекомые, пауки и рако­образные, некоторые моллюски (обык­новенный прудовик Lymnaea stagnalis), один вид круглых червей (популярный модельный объект Caenorhabditis elegans) и свободноживущий плоский червь — планария Girardia tigrina. Судя по этим данным, сон возник не позже, чем сформировалась центральная нервная система: мозг или головной ганглий (рис. 1).

Подробнее...

— Мою профессию, род занятий на вашем языке можно назвать как сверхорга­низация либо прогрессизм, прогрессорство, если угоден подобный неологизм. Суть ее — в мягком направлении развития более отсталой цивилизации до уровня, ког­да мы сможем открыто с вами сотрудничать. Для того чтобы производимые воздей­ствия являлись максимально эффективными, нам необходимо советоваться с пред­ставителями земной цивилизации. И мой выбор пал на вас.

Подробнее...

Малиновский оторвался от записей и посмотрел на мигающую сигнальную лам­почку. Впрочем, в ней давно не имелось нужды — он физически ощущал прибытие каждого этеронефа. Будто кровь быстрее бежала по жилам, бурлила от невероят­ного прилива энергии, и Александр Александрович в очередной раз задавался во­просом, на который не получил ответа ни от Мэнни, ни от Нэтти: что влили в него пришельцы, не только излечившее, но и превратившее его кровь в живительную субстанцию, основу препаратов, которые он вводил Алексею Николаевичу и мно­гим другим людям? Даже Ленину, когда на того совершили покушение, и Надежда чуть ли не на коленях умоляла спасти Ильича во имя старой дружбы, от которой давно ничего не осталось...

Подробнее...

Из узлов предыдущих, 1908

К тому времени, когда Алексей Толстой опубликовал «Аэлиту», Александр Алек­сандрович уже как пятнадцать лет вернулся из путешествия на Марс. Отчет о полете он опубликовал под видом фантастического романа «Красная звезда», а также допи­сал продолжение — «Инженер Мэнни», первую в мире историческую работу о мар­сианской цивилизации, написанную землянином по итогам изучения марсианских хроник в одной из крупнейших библиотек Красной планеты.

Подробнее...