Последнее прижизненное фото К.Н. Мелеховой. К.Н. Мелехова и А.Е. Зуева провожают Сэнту Викторовну Глиэр - внучку Р.М. Глиэра поколение, не затопили бы новые «ценности» низ­копробной музыки, навязанные шоу-бизнесом и попсой, то светлое, чистое и романтичное, что оста­лось ещё в наших душах!

Ради этого и придуман областной детский фес­тиваль-конкурс «Услышь нас, море!», состоявший­ся в четвёртый раз, и место выбрано великолепное - Музей Мирового Океана, сам как поющий огром­ный корабль с его залом с прекрасной акустикой, хорошо настроенным роялем, уютными холлами, где рядом с картинами великих художников - ри­сунки, поделки юных художников, участников кон­курса - как разноцветное эхо мелодий о море...

Подробнее...

Сельское священничество, сельское учительство - мощный пласт дореволюционной российской куль­туры, уничтоженный, погребенный, вырванный с корнями, казалось бы... Ан нет, вот корни-то как раз и остались! Корни нравственности, силы духа, мужественности, порядочности.

Её дед (отец мамы) - сельский священник. А брат его, Пётр - протоиерей, дядя Петечка, так тро­гательно именовала его Капиталина Николаевна. «Он нам очень помогал во время войны», - начер­тано её рукой на обратной стороне фотографии. На другом чёрно-белом снимке - алтарь сельской церкви: «Здесь служил дядя Володя, мамин брат.» А сестра мамы (любимая тётя Олечка!) - заслужен­ный учитель Российской федерации, награждена Орденом Ленина. Порода, как говорится.

Подробнее...

Кстати, благодаря этому постоянному слуша­нию и смотрению, она была не только в курсе всех культурных новостей: поразительно виртуозно уме­ла она эти новости культуры встраивать в повсед­невную жизнь своей школы, которой служила ис­тово и преданно.

Как-то случайно услышала интервью с талант­ливым российским пианистом, проживающим в Голландии. Пианист обмолвился, что впервые се­рьёзно задумался о профессии музыканта-испол- нителя, когда стал (еще мальчиком-подростком) ла­уреатом конкурса юных пианистов в Калининграде. (Пояснять, наверное, не стоит, что проводился кон­курс школой Глиэра и, разумеется, по инициативе Капиталины Николаевны). Капиталина отреагиро­вала моментально: дозвонилась (!) - в школе на тот период времени не то что компьютера - факса не было! - на радио «Орфей». Кому бы по звонку дали контактную информацию!? Ей - дали: по умению настроить беседу на нужный ей результат равных Капиталине - не было! Она связалась (!?) с пианис­том. Фортепианная звезда оказалась контактной и сговорчивой. Согласившись на сравнительно не­большой гонорар (подозреваю, знаменитые «гро­бовые» в качестве аргумента безупречно отыгра­ли свою роль!), пианист прилетел в Калининград и с удовольствием выступил в филармонии на тор­жественном открытии очередного конкурса. В ко­торый раз уже - прямо на наших изумлённых гла­зах - с лёгкой Капиталининой руки была заложена новая школьная традиция (надеюсь, она сохрани­лась): открывать каждый конкурс концертом его предыдущих лауреатов.

Подробнее...

Она была глиэровским эталоном женственнос­ти и элегантности, изысканной подтянутости. Не допуская распущенности и расхлябанности, она заставляла нас постоянно держать себя в форме. Я помню восхищённый шёпот сзади: «Ну, английс­кая королева пошла», - когда она из темноты зри­тельного зала царственно выплывала на сцену об­ластной филармонии.

«В присутствии Капиталины Николаевны хочет­ся стать собраннее и воспитаннее», - так с трога­тельной безыскусностью написала в одном из сво­их сочинений выпускница школы. Кстати, всех учеников своей школы Капиталина Николаевна не­изменно называла на «вы». А если уж мы загово­рили о выпускных сочинениях (очередная блиста­тельная идея Капиталины - выпускники, прощаясь, писали своей школе письма!), приведу еще одну цитату: «Человек, который является для меня при­мером. Он достоин уважения и восхищения. Это директор школы Капиталина Николаевна Мелехо­ва». Директор любой школы был бы счастлив, про­читав о себе такое. Да вот о каждом ли директоре школы такое напишут?

Подробнее...

«Диалектическая спираль истории в действии», — невольно и с иронией поду­мал Владимир Ильич, стараясь скукожиться, втянуть голову в плечи, укрываясь от пронизывающего ветра. В 1917-м было почти так же: в сопровождении офицера свя­зи, приданного ему генералами-заговорщиками, он шел через Петроград к Зимнему дворцу, которому предстояло стать центром большевистского переворота. Их тогда несколько раз останавливали патрули, но у офицера имелся, судя по всему, такой мандат, что бдительные юнкера только каблуками щелкали да честь отдавали.

Подробнее...

Малиновский оторвался от записей и посмотрел на мигающую сигнальную лам­почку. Впрочем, в ней давно не имелось нужды — он физически ощущал прибытие каждого этеронефа. Будто кровь быстрее бежала по жилам, бурлила от невероят­ного прилива энергии, и Александр Александрович в очередной раз задавался во­просом, на который не получил ответа ни от Мэнни, ни от Нэтти: что влили в него пришельцы, не только излечившее, но и превратившее его кровь в живительную субстанцию, основу препаратов, которые он вводил Алексею Николаевичу и мно­гим другим людям? Даже Ленину, когда на того совершили покушение, и Надежда чуть ли не на коленях умоляла спасти Ильича во имя старой дружбы, от которой давно ничего не осталось...

Подробнее...

— Мою профессию, род занятий на вашем языке можно назвать как сверхорга­низация либо прогрессизм, прогрессорство, если угоден подобный неологизм. Суть ее — в мягком направлении развития более отсталой цивилизации до уровня, ког­да мы сможем открыто с вами сотрудничать. Для того чтобы производимые воздей­ствия являлись максимально эффективными, нам необходимо советоваться с пред­ставителями земной цивилизации. И мой выбор пал на вас.

Подробнее...

Из узлов предыдущих, 1908

К тому времени, когда Алексей Толстой опубликовал «Аэлиту», Александр Алек­сандрович уже как пятнадцать лет вернулся из путешествия на Марс. Отчет о полете он опубликовал под видом фантастического романа «Красная звезда», а также допи­сал продолжение — «Инженер Мэнни», первую в мире историческую работу о мар­сианской цивилизации, написанную землянином по итогам изучения марсианских хроник в одной из крупнейших библиотек Красной планеты.

Подробнее...

Был разговор, мол, поисковики уже определи­ли, где примерно могут находится упомянутые Корчагиной две могилы — эта территория разме­ром четыре на четыре километра, и якобы дело остаётся за дорогостоящей аэрофотосъёмкой, которая позволит уточнить место по следам на­рушенного естественного покрова тундры. Заяв­ления эти делались в 2001 году. Сейчас - 2013-й. Тайна гибели экспедиции на «Геркулесе» так и ос­таётся неразгаданной.

Подробнее...

Так, на острове [Колосовых, а он недалеко от острова Попова- Чухчина, нашли деревянную конструкцию, очень схожую с бизань-мачтой «Геркулеса». На шолуострове Михайлова, всё в тех же шхерах [Минина - фрагменты шлюпки, построенной в начале XX века (на «Гёркулесе» их было три), там же и остатки прибора, предположительно — ба­рометра...

Подробнее...

Последняя весть

Последний, кто видел «Геркулес» и его коман­ду, были служащие зимовья Маточкина Шара и местные новоземельские охотники. Было это 31 августа. У Владимира Русанова, говорят, в тот день было приподнятое настроение, хотя пого­да и не благоприятствовала началу плавания - сильный ветер с востока наверняка двигал в сторону Новой Земли ледовые поля. Значило это одно: обогнув архипелаг с севера, в Карском море команда «Геркулеса» рисковала встретится с непроходимым ледовым массивом.

Подробнее...

Вместо эпилога

Ну а напоследок позволим привести с Андерсене строки из стихотворения практичен ки нашего современника, который, как и Андер­сен очень много страдал в своей жизни, но сумел даже в этих невыносимых условиях остаться Че­ловеком и сохранить в себе детское-наивное и одновременно трогательно-грустное восприя­тие жизни. Оно так и называется - «Андерсен».

Подробнее...

Это была безумная идея, конечно, но ведь и вся ситуация была безумная, к тому же это не то чтобы сразу должно произойти, это был лишь план Б, позиция отступления на крайний случай, ведь выплачиваешь же каждый месяц страховку за несчастный слу­чай, хотя надеешься, что этот несчастный случай с тобой нико­гда не случится.

Подробнее...

А у Иудиной колыбели, которая металлическим острием вонза­лась жертве, подвешенной в петле, «сами знаете куда», разразилось прямо-таки ликование. Тем сильнее зрители были разочарованы, когда бородатый учитель истории сказал, что модель построе­на по описаниям и нельзя с уверенностью утверждать, применя­лось ли такое орудие пытки когда-либо в действительности.

Экскурсия еще некоторое время продолжалась, но Вайлеман больше не слушал то, что рассказывал гид.

Подробнее...

К счастью, его соседка и не рассчитывала на его равное участие в разговоре и была полностью удовлетворена, если он в нужном месте ее монолога успевал вставить «интерес­но!» или «надо же!».

Когда за столом другой экскурсионной группы громко рас­смеялись, один из их автобуса не захотел отставать и громко по­требовал тишины, чтобы рассказать анекдот.

Подробнее...

     Вы недослышите? — его соседка толкнула его в бок. — Я уже дважды вас спросила.

      Простите. Я задумался.

     Совсем, как мой второй муж. Он тоже не хотел признаться, что не слышит. А потом все пошло очень быстро. Опухоль мозга. Она давила ему на слуховой нерв. Вы еще не пробовали обследоваться?

      Мне очень жаль, я действительно... О чем вы меня спросили?

Подробнее...

   -- Представьте себе такую цепочку: появляется самое примитивное сознание -- у этого сознания появляется душа -- и эта душа порождает новое качественное сознание, котороё в свою очередь рождает новую совершенную душу -- и т.д. Но вначале могла быть и душа, разницы никакой. Одно переходит в другое. Происходит поступательное движение по ступенькам или по спирали, кому как нравится.

Подробнее...

   Ламиревский скромно склонил голову, дожидаясь прекращения овации. И когда она начала стихать, поднял обращённые к слушателям раскрытые ладони, призывая к тишине.

Подробнее...

   Не знаю даже, рассказывать о второй части спектакля или не стоит. Не было там чего-то особенного, во всяком случае, к моей трагической и унылой истории мало что относится. Ну да ладно, разве что вкратце, тем более я всё равно до конца не досмотрел.

Подробнее...

Конечно, такая мысль закрадывалась, скреблась в подкорку головного мозга, и всё же желание досмотреть спектакль перебороло. Забавная всё-таки постановка...

Подробнее...

   -- Она мне об этом ничего не говорила, -- тихо и растерянно сказал Иван. -- Правда, я её трезвой давно не видел. Да... мы живём как-то странно... она сама по себе -- я сам по себе... Так уж получилось.

Подробнее...

В те дни в письме одной из подруг баронесса написала: «Я живу, позабыв себя»22. По некоторым сведениям, она писала собственные воспоминания и что-то опубликовала в газете Милюкова.

Подробнее...

Сегодня прислала мне „Архиерея”, новый рассказ Чехова, прислала Скитальца и портрет Горького, кот. он ей прислал, т.е. мне только показать»[1].

Исключительным по важности является письмо Чехову от 25 марта 1902 года, посланное Ольгой Леонардовной из Петербурга:

Вчера обедала у бар. Икскуль. Были Мария Федоровна, Котляревская, кто-то из Академии — фамилии не расслышала, ее два сына (Иван и Григорий — Д. К).

Подробнее...

Оба путешественника были свидетелями одного яркого события в Канди, о котором писатель дважды упоминал 3 года спустя в письмах Суворину из Мелихова: «Армию спасения, ее процессии, храм и проч. я видел на Цейлоне в городе Кэнди. Впечатление оригинальное, но давящее нервы. Не люблю»[1]. И в другом письме: «Еще об Армии спасения. Я видел процессию: девицы в индусских платьях и в очках, барабан, гармоники, гитары, знамя, толпа черных голожопых мальчишек сзади, негр в красной куртке... Девственницы поют что-то дикое, а барабан — бу! Бу! И это в потемках на берегу озера»[2].

Подробнее...

Баронесса Икскуль в течение многих лет была своеобразным магнитом культурной и общественной жизни Петербурга и не только его. Поэт Дмитрий Мережковский посвятил ей стихи — и не одно, а целых двенадцать в своей первой книжке стихов. Зинаида Гиппиус, дама тонкая, далеко не сенти­ментальная, оставила, вероятно, самый, удачный психологический портрет Варвары Ивановны Икскуль:

Подробнее...

з «триады» этих имен два последних, вероятно, известны лишь специа- листам-литературоведам или историкам. Между тем их обладатели сыгра­ли заметную и весьма любопытную роль в жизни великого писателя. И случи­лось это в 1890 году, когда тридцатилетний Антон Чехов задумал и осуществил главное путешествие своей жизни, семимесячную «кругосветку» — через всю Сибирь на каторжный остров Сахалин и возвращение морским путем вокруг Азии в Одессу.

Подробнее...

Пытаясь привязать факты к какой-нибудь логике, найти некий здравый смысл, Ламиревский совсем запутался. Всё в его голове перемешалось и вера в справедливость пошатилась. Он оказался перед дилеммой, как Гамлет, открывать ли своё изобретение человечеству, получить заслуженную Нобелевскую премию, славу и признание гениальности или унести тайну в могилу. Он понимает, что в любом случае найдутся невежественные фанатики, которые увидят в наличии души некую избранность, своего рода приближённость к Богу.

Подробнее...

   Алаторцев вот уже больше десяти лет неподражаем и, я не побоюсь этого слова, гениален в этой роли. Спектакль только начался, и Николай Сергеевич, как подобает для вступительной мизансцены, стал метаться из угла в угол декорационной комнаты, восторженный и возбуждённый, переполненный неописуемой радостью. Он настолько счастлив, что не боится казаться глупым и ведёт себя как мальчишка. И это, как выясняется впоследствии, совсем не свойственно рассудительному и убелённому сединами профессору. Размахивая руками, Ламиревский кричал в зал:

Подробнее...

Ольга, видимо, решила мне помочь, перемигнулась с Николаем Сергеевичем и принялась рассказывать трогательную историю из своей жизни.

Подробнее...

В прошлые века наши предки держали свои продукты в ледниках, чтобы как можно длительней сохранялась их свежесть. И данное разрешение этой проблемы актуально и в наши дни.

Подробнее...

   Слушал я тост, этот бред сивой кобылы, вполуха и всё ждал, когда мой разум восторжествует над белой горячкой. Так и решил, что пить больше не буду, и тогда покойнички потихоньку рассосутся, а с ними и странные видения улетучатся восвояси. И вот пока я, наивный, питал призрачные надёжды, моя "шизофрения" раздулась уже до размеров всего зрительного зала. Да-да! Вдовесок ко всем бедам, я стал видеть ещё и зрителей, которых ну уж никак не могло быть.

Подробнее...

6     — 9 мая Кунавино

Открытие деревенского сезона. Весна всё-таки холодная. Настоящая тёплая погода так и не наступила. С Ириной открыли дом, сняли щиты с окон, протопили одну печь. Я до темноты пожёг прошлогодние ветки, траву на дальнем участке. Ирина немного позанималась с грядками у дома. Ночью шёл дождь. Позавтракав, мы рано уехали, и хорошо — ми­новали пробку у Волжского моста. Натуля за рулём съездила со мной в гараж.

Подробнее...

26     апреля

Рассылал журналы, отнёс в областную библиотеку. Делаю это, после получения тиража из типографии, всегда спешно и в первую очередь. Ведь только тогда книжки начинают жить, когда у читателя есть воз­можность её где-то взять, с ней ознакомиться. И ещё — всегда боюсь, что не успею этого сделать, и тираж останется не розданным, нераспро­странённым.

У Щеглова посмотрел состояние вёрстки книги. Кажется, дело дви­нулось. Много у него замечаний по корректуре дельных. Устранять по­грешности Геннадий будет сам.

Вечером с Пашковым в драме смотрели прогон спектакля «Фальши­вая монета» М. Горького. Заняты все основные силы труппы — Г.С. Де- муров, В.В. Никитин... Без всяких особых открытий спектакль получил­ся удобосмотримым, для публики не скучным, не раздражающим.

Подробнее...

  1. Приехал Виталий Розе. Вечером он и Володя отправились на вокзал. Они в Минск едут на поезде. Я лечу с делегацией на самолёте.

Весь день на ТВ обсуждение выступления митрополита Кирилла на Соборе.

  1. В аэропорту на меня переписывают билет Е.Д. Доги. Впрочем, всё это оперативно и безболезненно. Но проблема возникла и в гости­нице. Разрешилась не без переживаний с моей стороны. Но это урок на будущее. Все детали впредь нужно будет подробно выяснять и условия обговаривать.

    Подробнее...

24     марта

Подписал в типографии макет «В-16». Игорь Преловский сам звонил мне на работу, торопил. Уже завтра они начнут печатать тираж.

25     марта

Сходил в Братство Александра Невского за газетами. Взял для Мо­сквы много — в этом номере напечатана моя статья о Вячеславе Клы­кове.

Подробнее...

Звонил Кодин. Вернулся из Швейцарии, где выступал на каком-то форуме со своим докладом. Сам доклад отослал мне по электронной по­чте. Настроение у Михаила Ивановича хорошее — сама радушность. Предупредил, что 3-4 апреля собор, на который он меня приглашает. И вообще, апрель будет горячим. Я, в свою очередь, подтвердил, что работаю над его книгой. На этом и расстались. Только потом подумал, что мы, возможно, говорили о разных соборах — я о Всемирном Русском Народном, а Кодин о Соборе славянских народов. Необходимо это вы­яснить.

Подробнее...

Болезнь отступила. Е.Н. Земляникин вновь, в третий раз, напомнил об обещанной статье. Я внутренне собрался и в Союзе на компьютере (используя некоторые свои ранние заметки) написал её, назвав «Нескон­чаемая битва». Даже задышалось легче. Она не полностью получилась оригинальной. Использовал в ней своё давнишнее выступление на об­ластном съезде работников культуры, которое и теперь не потеряло ак­туальность. Но это всё детали. Главное — традиции не нарушил.

Владимир Георгиевич Цветков распространил все экземпляры «Ин­формационных писем» № 6. Просит ещё распечатать. Да и 4-ое с 5-м. Всё сделал.

Подробнее...

10   апреля

Заури Абуладзе, местный популяризатор игры в большой теннис, на­стойчиво звал на презентацию своей книги. Пришёл. Всё происходило в его рабочем офисе в новом жилом доме на улице Ильинской. Странное действо. Какой-то винегрет из разных по интересам и занятиям людей. Каждому гость вручал книгу «Теннис в столице Приволжья» по отдельно­сти — при этом всё происходящее фотографировалось и записывалось на видеокамеру. Далее гости были не нужны. Ушёл фотографироваться с детьми. То же и книга. Сплошной фотоальбом (Заури с...) и какие-то (уж не весть что) журналистские тексты Алёны Антоновой. Почему Абу­ладзе называет эту книгу своей — я не понимаю. К тому же хочет с ней вступать в Союз писателей России.

Подробнее...

А.М. Горькому исполнилось бы 145 лет. Митинг у памятника писате­лю на площади его имени организован городским департаментом куль­туры. Область участвовать в этом не захотела. Министерство культуры даже требовало митинг отменить.

Выступал сразу за главой города О.В. Сорокиным. Затем В.А. Шам­шурин, А.Д. Познанский, Т.А. Рыжова. Какие-то два деятеля попытались устроить акцию протеста, развернув плакат. Конечно, в писателе Горь­ком много противоречий. Но ведь как и во всяком большом, неординар­ном человеке, художнике.

Подробнее...

Позвонил А.А. Парпаре. Его приезд к нам пока откладывается. Но узнал про Анатолия Абрашкина. Оказывается, «профессора» приняли в Союз писателей России ещё тогда, когда я просил. Со слов Анатолия Ана­тольевича, немного возражал В.Н. Ганичев, но он взял слово, выступил убедительно, и секретариат проголосовал единогласно. Это радостная весть. В нашем полку прибыло. Теперь есть кого вводить в правление.

Подробнее...