Нет, проверочной сегодня не будет, — ска­зала историчка. — Выполняем самостоятельно, через пятнадцать минут проверим. Вызову к до­ске. И кстати, домашний параграф тоже будете пересказывать. Вот, ты, Равиль.

   Я забыл учебник. — сморщился Равиль.

Подробнее...

Артем взвыл:

   Он достал уже! Достал меня! Ур-род...

  Сам чмо! Он меня вообще чуть не убил! — Равиль опять обратился к физруку и к ребя­там. — Он та-а-к набросился на меня! И лицо исцарапал!

Подробнее...

Он отметил четыре метра. Хотя, обычно, никто не прыгает и двух с половиной метров.

Олег Валентинович взял журнал и стал вы­зывать по списку. Когда кто-то прыгал, некото­рые смеялись и комментировали прыжки таким образом, что прыгун чувствовал себя клоуном. Пришла очередь Артема, и все уже заранее на­чали хихикать. А когда он встал у меловой по­лоски, Равиль сказал:

Подробнее...

   А то как же! Муж о ней много чего рассказывал.

   В таком случае я бы охотно побеседовал с вашим мужем.

Да-да, — сказала женщина, как будто напряженно что-то обдумывая. — Вот только... умер он. Заворот кишок. Такая трагедия.

Да, не повезло, — разочарованно протянул я. — А может, есть кто-нибудь, кто ее хорошо помнит? Родня, соседи?

А как же! — повеселела она. — Мамаша есть, Анеля Сопель- кундель! Вы непременно должны ее навестить. Она живет на... — И продиктовала адрес, который я молниеносно записал на ладони. — А потом позвоните мне. Уж я-то точно много чего интересного расскажу. А, да. Вот еще. Не забудьте бутылку!

Подробнее...

И немедленно на себе женила. Как же она, наверно, разоча­ровалась, когда он протрезвел! А он-то! — Пальмистер расхохо­тался до слез. Отсмеявшись, он вытер глаза и продолжил свое повествование: — Однако время меняет людей: Гарцовника при­давила повседневность. Когда он занялся изданием макулатуры, когда друзья и знакомые перестали узнавать его на улице, он стал все больше деградировать — и интеллектуально, и нравственно, и при всем при том не так уж сильно разбогател на бесстыжей, вульгарной, отупляющей, дешевой, низкопробной, мелкой, низ­кой, пустой, примитивной, графоманской, за версту отдающей дурновкусием, лживой, космополитичной, антиисторичной, психологически ложной, изобилующей затертыми штампами, схематичной, нежизненной, тривиальной и банальной коммер.

Подробнее...

Он исчезал на несколь­ко суток. Садился на первый попавшийся поезд, высаживался на

В Варшаве только телевидение и спасает человека от де­прессии, — сказал он. — К сожалению, у меня здесь всего два канала. Пожалуй, такой человек, как ты, мог бы что-нибудь с этим сделать.

Подробнее...

не бутылку водки и распить в спортивной раздевалке» (А. Козлова)[1]. Но в этой вой­не не было боевого братства, о котором мы читали в детстве, и не было места подви­гу. Каждый остался в одиночестве, лицом к лицу с рухнувшим миром, а былые това­рищи превратились в конкурентов в борьбе за существование.

Подробнее...

Покинув напряженно-агрессивную Москву. «Это он раньше злой был, когда у него велосипеда не было, а теперь другим человеком стал»[1].

Так что давний спор о том, чего писатель «должен» избегать, а чем, наоборот, вдохновляться, продолжается.

Свой дар, божественный посланник,

Во благо нам употребляй...

Подробнее...

Когда мимо проезжала М О С К В А, Учай- кин понял, что на изукрашенной трибуне прези­дент не появится — его обманули, значит, он не успеет поймать и заключить его в чёрную коро­бочку. Или всё-таки успеет — но тут либо пря­мо сейчас бежать к холму и забывать про жду­щего его Даньку, либо.

Подробнее...

Ехали на лимузинах подставные мо­лодожёны, та смешная парочка была, они цело­вались по сценарию — губы от поцелуев уже сво­дило. Замыкали гремящую змею финно-угры: финны, венгры, саамы, коми, ханты, манси, уд­мурты, карелы, мари и мордва. Да, в арьергар­де — мордва — среди всех Аверкины, счастливые до умопомрачения, колосок и булочка.

Подробнее...

Какого, вообще, брат, тебе надо?.. Но из буфета не уходит, рассуждает так: э-гейских по­терпим, президент подождёт — и так всю страну имеет.

В два часа дня в буфете появляется Вирясов, наконец-то Владик... Весь как хипстер — очки, фотоаппарат, блокнот — перед буфетчицей, что ли. Путин прилетел, — заявляет и уходит; его буфетчицы всё равно нет, не её смена — она на парад завербована за своё чисто мордовское ли­чико в первых рядах идти.

Подробнее...

что я тогда не понимала, на­сколько мне было плохо и одиноко. Безразлич­ное поведение отца я не воспринимала как что- то неправильное. Я не злилась на него и не оби­жалась. И тот факт, что на обед у меня был только чай, не мог заставить меня любить его меньше. Иногда мне казалось, что, пока я ноче­вала у моей подруги, у нас дома была чужая женщина. Но это были только мои опасения, не основанные ни на чём, кроме слов отца: «Сегод­ня тебе лучше переночевать у Ани». По вечерам, оставаясь одна, я часто сидела на балконе и смо­трела, как смеркается, смотрела на людей внизу. Они ходили парами, с колясками, некоторые выгуливали собак.

Подробнее...

С тех пор мы были вме­сте. Я была рада и удивлена тому, что два немного сумасшедших человека встретились случайно. Мы вместе ходили по барам, целова­лись на Тверском бульваре перед памятником Есенину. Целовались за памятником. Целова­лись лежа под памятником.

Подробнее...

   Не знаю. Мне нравится.

   Вам придётся его вытащить.

  Он не вытаскивается. По крайней мере, я не смогу это сделать сама.

   Дырка останется?

   Да.

  Мм. А зачем вы его сделали? А уши не проколоты?

   Нет.

  Странно, нос проколот, а уши нет... в лю­бом случае это не приветствуется. Это проявле­ние. это же неформальная атрибутика, а вам придётся общаться с людьми. Так-то вы выгля­дите хорошо, а кольцо в носу может вызвать не­доверие.

   Вам не нравится мой пирсинг?

Подробнее...

Музыкант, лучшего трубача в стране не найти, те­атр мог хорошо заработать. «А ты что, его зна­ешь?» - «Я пела в его оркестре». Он ничего не сказал, но через некоторое время меня вызыва­ют к нему в «генеральскую». «Завтра этап при­ходит, - говорит Деревянко, тебе придётся пойти в порт и смотреть, будет он там или нет».

На другой день я уже во все глаза высматрива­ла каждую «пятёрку», сходившую по трапу. По­звонила Деревянко: «Эдди Игнатьевича нет». Он не удивился: «Я знаю. Какой размер одежды у Рознера?» - «Он невысокого роста. Может, со­рок шестой» - «Я сейчас позвоню в театр. Пой­дёшь в мужской цех, подберёшь одежду для не­го и обувь». Оказывается, Рознер остался на па­роходе: проигрался в карты, его раздели, ему просто не в чем было сойти на берег.

Подробнее...

Увлечение рисованием и вообще творчеством на­чалось для меня с собы­тий довольно неожиданных и с нашей семьёй никак не связан­ных. Мы ни сном ни духом не ведали, что начальник Дальстроя генерал Никишов привёз с трассы любовницу, ставшую позже его второй женой.

Подробнее...

Порой выпьешь глоток пива, и глубокий приятный аромат разольется по всему организму, наполняя его жизненной энергией. А другой порой — выпей хоть кружку, никакого аромата не почувствуешь, и выйдет, что не пиво это, а так, золотистого цвета жидкость с горь­ковато-солоноватым вкусом. И ведь пиво-то было одним и тем же, одной торговой марки, разве что сварено в разные дни или в разных странах. Что это, различие нашего восприятия в зависимости от на­строения или погоды? Или же объективная реальность? Вообще, есть ли у каждого сорта пива свой аромат и от чего он может зависеть?

Подробнее...

Инженер — важнейшая фигура на производстве, особенно он интересен для того, кто хочет что-то продать этому производству. Именно инженер должен в конечном счете оценить, будет ли польза от покупки. Но как, как торговому агенту достучаться до сердца технического специалиста? Список правил сформировали маркетологи Института инженеров электротехники и электроники, опросив в июле 2017 года 893 технических специалистов пор всему миру. Итог подведен в докладе «Smart Marketing for EngineersГлавный вывод такой: путь к сердцу инженера лежит через его почтовый ящик.

Подробнее...

По ночам кассиопеи, как и положено во сне, становились менее чувствительными ко внешним стимулам. Исследователи выяснили это с помощью изящного экс­перимента (рис. 2). Медузу помещали в цилиндр с сетчатым дном, а цилиндр — в толщу воды. Медуза пульсировала на дне цилиндра. Затем цилиндр резко опуска­ли, и кассиопея оказывалась висящей в воде без опоры. Поскольку плавать кас­сиопея не любит, она вновь опускалась на дно. Исследователи замечали, сколько времени пройдет с того момента, как из-под медузы выдернули опору, до ее первого сокращения и до возвращения на дно. Днем проходило 2,1 сек. до первого импульса и 8,6 сек. до посадки. По ночам реакция кассиопеи была замедленна, те же действия занимали у нее 5,9 и 12 сек. соответственно. Через полминуты после того, как животное достигало дна, ци­линдр снова встряхивали. Во второй раз медузы реагировали с одинаковой скоро­стью что днем, что ночью: если они спали, первое встряхивание их разбудило.

Подробнее...

Схема эксперимента, в котором определяют чувствительность Cassiopea к внешним раздра­жителям. Ночью, в период низкой активности, реакция медуз замедленна, и они опускаются на дно цилиндра не так быстро, как днем

личие сна у планарии. Так же обошлись и с медузами.

Необходимые эксперименты постави­ли специалисты из калифорнийского тех­нологического университета и медицин­ского института говарда хьюза под руко­водством доцента калтеха леи гоэнторо. Current Biology», 2017, 27, 2984-2990, doi: 10.1016/j.cub.2017.08.014). Объект их исследования — Cassiopea spp., медузы тропического океанского мелководья. Они замечательны тем, что не любят пла­вать и проводят большую часть времени, лежа на дне щупальцами кверху (см. ри­сунок в начале статьи). За это их называют перевернутыми медузами.

Подробнее...

сон бывает у самых разных предста­вителей животного царства. какое бы животное ни взялись на этот предмет исследовать, оно, оказывается, спит. исследовали, однако, немногих. спят позвоночные, насекомые, пауки и рако­образные, некоторые моллюски (обык­новенный прудовик Lymnaea stagnalis), один вид круглых червей (популярный модельный объект Caenorhabditis elegans) и свободноживущий плоский червь — планария Girardia tigrina. Судя по этим данным, сон возник не позже, чем сформировалась центральная нервная система: мозг или головной ганглий (рис. 1).

Подробнее...

Одним из неутомимых и деятельных спасателей был друг Петера, нобелевский лауреат по физике Джеймс Франк. Вот еще одна неординарная судьба. Этот не­крещеный еврей, один из основоположников новой физики, в годы Первой миро­вой получил два Железных креста. Он принимал активное участие в немецких «газовых атаках», мотивируя это тем, что «война сама по себе есть преступление». Впоследствии Джеймс многое переосмыслил. Известно, что в 1945-м он подгото­вил «доклад Франка», призывавший правительство США отказаться от атомной бомбардировки Японии. Естественно, что с воцарением в Германии национал-со­циализма Джеймс Франк покинул родину и переселился за океан. Так поступили многие его коллеги, которых массово увольняли с работы и чья жизнь находи­лась под угрозой. В книге Берковича приводится занятный диалог. В 1934 году ми­нистр науки спросил у одного из профессоров Гёттингенского университета, как там обстоят дела с математикой — после освобождения от еврейского влияния. От­вет был предельно лаконичен: «Ее больше нет, господин министр!»

Подробнее...

Мне уж точно «игра» пошла на пользу - в дру­гом смысле. По ходу пьесы я флиртовал с легко­мысленной супругой врача Однолюба, кото­рую играла Галка Шамрай. И у нас была пикант­ная сцена в парке: мы целовались, а потом тан­цевали рок-н-ролл. Ну, с рок-н-роллом туда-сю­да, а с целованием дело застопорилось. Галочка была девушка фигуристая, свои формочки под­чёркивала облегающей одеждой. Но её физио­номия с пухлыми губками была как бы побита оспой, из-за чего Галка сильно пудрилась. Тем не менее она меня страшно волновала, я при­трагивался к ней, как к жгучей медузе.

Подробнее...

Начальник О.В.С. находив­шийся все ночи в порту и в до­рогах, обеспечивал подразделе­ния.

[...] командиры подразделений сами относились халатно к сбе­режению обмундирования и снаряжения [...]

За время войны получили сле­дующее количество обмундиро­вания:

  1. Полулшубки ...(шт.)
  2. Валенок .(шт.)
  3. Ватников .(шт.)

    Подробнее...

[...] самое ценное в том, что все предшествующие занятия закре­пили в бою и усвоили роль и ра­боту сапёрных подразделений при наступлении и при отступле­нии и обеспечении этого. Сапё­ры с отличными показателями приехали с выполнения опера­ции, несмотря на то, что этот со­став пришёл в ноябре месяце 1939 года.

б)   подразделение командира взвода Петрушевского с о. Сес- кар было придано 4-му батальону с такой же задачей, как и взвод Трубникова. Взвод обеспечивал продвижение при наступлении на о. Койвисто и Бъерке, прокла­дывая путь, устраивая переправы (стр. 55) через фарватер и при вступлении на остров начали производить разминирование мин и адских замыкателей с тем, чтобы обезвредить всё, что зами­нировано и тем самым обеспе­чить продвижение наших войск.

Подробнее...

По заключению командования 3-го батальона, где говорится «са­пёры шли вперёд. Это было лучшее подразделение, как в тактическом отношении, специ­альной подготовке, так и в дис­циплине, а отсюда как вывод са­пёры вернулись все целые и невредимые без единой поте­ри.

За самоотверженность 5 чело­век представлены к награде.

Вывод:

Сапёры в совершенстве овладе­ли ходьбой на лыжах и действии 

Мирошниченко была направлена в Курголово для снятия батарей и для переправы на другое место [•••].

Работа автогужевого транс­порта и инженерное имущество

Подробнее...

Два длинных барака были от¬ведены под жильё, в одном из которых небольшую комнату, угловую, занимала Гивынеут. Од¬на её стена - полукруглая, с ма¬леньким окошком; а около две¬ри, - кирпичная печь, возле ко¬торой на полу устраивалась на ночь жившая с девушкой ста¬рушка Рультыне, дальняя родст¬венница. Рультыне говорила Ги- вынеут, будто в юности дружила с её матерью. А так больше ни о чём она не рассказывала, чаще всего молчала, наверное, потому что глуховатая была. Сидит себе в углу, возле печки и что-то мол¬ча шьёт...

Подробнее...

Весной Гивынеут приехала на культбазу, привёз её дед Кени- лю. Старик, погостив три дня у оседлых чукчей, запряг своих ездовых оленей, которые пас­лись у подножья Камакэннон, недалеко от яранг и деревян­ных домиков, сел на нарту и двинулся обратно в тундру, в сторону горы Келилевыт, где паслось стадо Анкау, вернее, то­варищества.

Подробнее...

-      Так и есть - он превратился в оленя, - неопределённо произ­нёс Тевлят.

-       Кто он? - недоумевал теперь уже Анкау.

-      Отец - вот кто! - в отчаянии почти прокричал Тевлята. - Могли бы сами догадаться, что кремирую кого-то.

Подробнее...

Анкау молчал. Он недоумевал и силился понять, зачем всё это делается. После долгого молча­ния он произнёс:

-     Помнишь, Маравье во время отбивки и весеннего праздника прямо говорил, что мы со време-

нем останемся без своих лич­ных оленей? Помнишь? Но не бывает так, чтобы оленный че­ловек был без оленей. Как ты ду­маешь, прав Маравье или нет, го­воря, что мы можем остаться без личных оленей?

Подробнее...

ВСТРЕЧА В НЕВСКОЙ ДУБРОВКЕ

ездил сегодня с Колей Тамби в Невскую Дуб­ровку к Валентине Алексеевне Рубцовой, же­не Альберта Михайловича Рубцова, пропавшего неведомо где.

Подробнее...

НАРЕЧЕНИЕ ИМЕНИ

кто писал художественные тексты, знает, что по собственному хотению выбрать имя пер­сонажу невозможно.

Порою бывает, начнешь писать рассказ, но прохо­дит несколько страниц и останавливаешься, пони­мая, что героя зовут совсем по-другому.

Вот так и с рассказом «Причт», который пишу сейчас, получилось.

Подробнее...

Впоезде прочитал в «Независимой газете» об­ращение «Выйти из тупика!», призывающее предотвратить конфликты, угрожающие интере­сам России.

Очень трогательной забота об интересах Рос­сии выглядела в устах людей, многие из которых - под обращением стоят подписи Бориса Абра­мовича Березовского, Владимира Александро­вича Гусинского, Владимира Олеговича Потани­на, Александра Павловича Смоленского, Михаи­ла Маратовича Фридмана, Михаила Борисовича Ходорковского, Леонида Борисовича Невзлина! - всё это время целеустремленно «пилили» основ­ные государственные активы...

Подробнее...

И без конца беззлобно насмехался надо мной, обращаясь к Людмиле, что муж её никчёмный, такой же, как и он, Аста­фьев, у Марии Семёновны. Люда, как могла, защищала меня, но тут и ей досталось за переваренную картошку.

А уж зимой, как свидетельство бесхозяйственности, он отправил нам фотографии с обличительным юмором: «Ко­мандарм Бондаренко посылает гоп-команду в бой осенью 1994 года на картофельное поле».

В самый разгар перестройки в стране Виктор Петрович в письме отправил мне календарик с изображением вульгарной полуголой девицы. На обратной стороне написал: «Вот что сде­лали проклятые демократы с советской комсомолкой».

25 июня 1999 года он напишет мне в общем-то разухаби­стое письмо, в котором вновь проявится его юмор и вместе с ним забота обо мне.

Подробнее...

Виктор Петрович любил исполнять куплеты из русских на­родных песен, а уж частушки — особенно матерные — были его коньком в любой подходящей компании. Ловкий и меткий без­злобный мат вплетался в контекст его «задушевного» разговора таким образом, что без него обойтись будто бы нельзя было. Мат у Астафьева всегда был точен и к месту, даже сглаживал напря­жение слушателей. При этом компания заразительно смеялась, а кто и сконфуженно морщился, особенно из «хлипких интел- лигентиков». Ну а кто знал, общался и любил Виктора Петро­вича, тот заранее готовил себя к «обстоятельному разговору».

Подробнее...

Уж отревели в гон в гарях сохатые, отлетела в тёплые края птица пернатая. Сосновые боры рдеют коврами бор­довой брусники. Здесь день и ночь идёт неустанная работа. И зверь, и птица, и человекне гости в сосновых борах.

Тайга! Дремучие непроходимые чащобы. Без тебя нет жизни лесному человеку. Ты накормишь, оденешь и обуешь лю­бого, кто душой и сердцем любит тебя, как мать, бережёт и лелеет. Нет места здесь слабым. Нет жалости злодею. Она всегда мстит за нерадивость, алчность и коварство.

Подробнее...

Исторический парадокс состоял в том, что са­мый страшный по своему репрессивному накалу 1937 год для потомков Пушкина оказался явно пе­реломным в лучшую сторону. Генеалогия ма­теринского рода стала не такой опасной благода­ря полному признанию исторической фигуры Пушкина как поэта национального, да еще и идео­логически близкого по своему «революционному духу». Конечно, правая часть русской эмиграции в лице Бунина, ярого противника «окаянных дней» революционного переворота и его последствий, и слышать об этом не хотела, считая совершенно несовместимым пушкинский «мир исторической памяти» с «большевистской дикостью».

Подробнее...

По слишком обнадеживающим словам наиболее либерального к культуре прошлого А.В. Луначарс­кого, Пушкин «ослепительно воскресает» только к 1924 году в стихах Маяковского, Безыменского, Жарова, но в реальных документах его имя появля­ется в однозначно позитивном контексте только че­рез 10 лет, со времен I съезда советских писателей.

Подробнее...

В 1948 году наконец вернулась домой наша Ма­рина с мужем дядей Ваней, с которым ее раз­лучили три войны: Халхин-Гол (куда призвали во­енврача И.А.Чалика, при этом не разрешив следо­вать за ним жене, хотя и медику, но до 3-х лет быв­шей дворянкой), Отечественная война (они оба заведовали госпиталями на разных фронтах, ни­чего не зная друг о друге) и война с Японией (там лечила Марина в то время, когда ее муж сам лежал в разных госпиталях с тяжелыми ранениями). Пер­вое письмо от него моя тетя получила где-то возле Байкала по пути на Восточный фронт и была счаст­лива узнать, что он жив, но ее ждали еще участие в войне с Японией, а потом еще - и борьба в Корее с эпидемией холеры.

Подробнее...

  - Ну, Карина, ну что ты сразу?.. Ну иди сюда...

  - Да пошел ты, не надо меня обнимать!

  - Да что такое на тебя нашло вдруг последнее время? - спросил Саша.

  - А на тебя что нашло? - в ответ спросила она. - Тебе не кажется, Саша, что мы как-то стали уставать друг от друга?

  - Что? Карина, давай не будем пороть горячку, пошли ко мне, поговорим.

  - Мы и здесь можем поговорить. Или что, у тебя тут с кем-то встреча, а?

Подробнее...