20    февраля

Светлана Леонтьева с Людмилой Калининой организовали застолье в честь праздника. Но это только повод для встречи. Народу собралось не­много, говорили, читали стихи, вспоминали. Разошлись поздно и изряд­но отяжелевшие от водки. К сожалению, я опять погорячился и доволь­но раздражённо высказал Юрию Хромову (директору нижегородского Литературного фонда) по поводу его всегдашнего: «Воздержался». Хочет быть всех хитрее. Огорчительно то, что никак не научусь сдержанности.

Подробнее...

Епископ (с жаром). Рассказывают, ты пустился в путешест- вие, дабы найти человека, подобного тебе.

Евгений. Молва донесла до твоих ушей не всю правду, досточтимый. Я просил Господа явить мне человека, что

 был бы похож на меня и более всех прочих близок мне,

и во сне брату Раймунду Господь указал мне на этого че­ловека, назвал его имя.

Подробнее...

Второй таможенник.

He-а, знаю только священника по имени Губерт. А монастыря в Бегуне нет. 

Это в Бегуне-то монастырь! Милутина я там уж во вся­ком случае не встречал. Но с тех пор как я поступил на таможню, там поселилось много нового чужого народа.

Подробнее...

Из домика таможни доносится солдатская песня.

Евгений. Ты знаешь деревню под названием Бегуна? Первый таможенник. Есть такая тут у нас. Мой товарищ долго служил там жандармом. Эй, Симон. (Громче.) Си­мон! Поди-ка сюда.

Песня умолкает.

Подробнее...

Раймунд. Это, должно быть, сбитой человек, ежели он по­хож на тебя, отец.

Евгений. Перестань говорить о моей святости... Позови-ка мне библиотекаря, прошу тебя. Я не ведаю, где эта Бегу­на. Никогда прежде не слыхал о таком месте.

Подробнее...

Чем больше народу приходили в монастырь, чтобы узреть и услышать меня, тем более становился я оди­нок. И вот, наконец, Господь внял моим молитвам.

Акустика меняется, стук в дверь кельи.

Раймунд. Отец Евгений, позволь мне войти.

Евгений. Это срочно?

Подробнее...

     И что Совет?

     Общее мнение: налицо прорыв в сетке контроля.

     Где Судан и где Россия! — сказал Тетель.

    Это не аргумент. Короче, Совет напуган, и тебе хохот суданцев еще ой как аукнется. Советую готовиться к бою, а не к заурядной разборке. Кстати, что ты шастаешь в прошлом? Случай с Вателем всего лишь курьез. В нем нет ключей от пандемии хохота.

Подробнее...

   Бёф-буиф? — переспросил кондитер. Он никогда не слышал, что на свете есть еще и такое блюдо.

    Я подслушал их ссору из-за вас, дорогой Ватель.

    Что делать? — прошептал потрясенно Ватель.

   Бегите из Франции. В Лондоне ваш талант гастронома превратит англичан в ваших подданных.

    Бросьте! У англичан, на всё про всё — единственный соус! Молочный!

Подробнее...

    Вот, — горячится наш великий гурман...

   Какая, к черту, камбала?! Его величеству будет подан суп а-ля рен, из рейнской стерляди, в белом вине и с протертыми шампиньонами, сдобренный молоками и гранатом! Затем, на антреме королю предложат на выбор медальоны из лосося в нежном соусе из красного вина и корицы с гвоздикой, или форель, или палтус под белым вином с бискайскими устрицами, бланшированные, с верже под сливочным соусом. Я сам сделаю это блюдо. Сам! Король проглотит язык.

Подробнее...

А именно.

Собираясь улечься в постель и предаться любовным утехам, король встретил внезапный отпор мадам Монтеспан и удивленно спросил, чем объяснить такой странный каприз у любовницы.

Что за причуда? Вы нездоровы?

Нет, я просто огорчена, и у меня началась мигрень, — ответила великая фаворитка, шагнув из постели к столику, где стоял флакон с лечебной солью от головной боли, и с мышиным писком вывинчивая стеклянную пробку из горлышка. Отчего у короля вмиг заныли зубы.

Подробнее...

Королева — сама невозмутимость.

    Вы плохо спали, сир? — спрашивает она.

Король понимает, что жена в курсе событий минувшей ночи.

    Чем хуже наш сон, тем лучше мой аппетит, — непристойно шутит король.

Дворецкий спешит принести салфетку Ее Величеству.

Подробнее...

Рассвет, безлюдный город, небо, ветер. Спасибо, вот об этом и просил.

Жизнь продолжается, и мы живём на свете.

Тоскуем, топчемся, без смысла, без любви, под широко распахнутыми облаками.

Как будто мы — не мы, и это всё — не с нами. Но подниму глаза, Господь, а там — глаза Твои.

Подробнее...

Яркая рыжая медь и сизые перья вокруг. Короткое зимнее счастье, с неба упавшее вдруг.

То морозные дни, то мягкие, с талой водой, а следом опять снегопад спешит седой, молодой.

Мир не перевернулся. Города стоят на местах. Снег идёт, нарастая на машинах, на чёрных кустах, и снова тает наутро. Любовь поёт в проводах, и ты мне пишешь, рисуешь на этих белых листах.

Подробнее...

Ударишься головой — минус час жизни. Так в школе сказали. Там было интересно — птицы, волны, треугольники. Дальше хуже.

В тридцать три Артём ничего не умел особенного и работал в кафе при вокзале: клал колбасу на хлеб, колбасу на хлеб, делал кофе. Две ложки растворимого на чашку. Одна — жидко, три — гадко. Влево-вправо шли поезда.

Артём был не очень-то с пространством, все спотыкался, бился головой о вещи и считал, сколько жизни потеряно.

Дома было нормально: ковер, компьютер. За стеной жили тоже люди, соседи. По пятницам отдыхали: пили водку в песочнице, говорили слово-два. Сосед Антон приносил гитару, сосед Андрей дул в бутылку, Артём пел:

ой да кофемолка хороша девочка-мещаночка ой у неё болит душа жестяная баночка ой да кофемолка к утюгу ручкой нежно тянется а утюгу всё пофигу он мудак и пьяница

Пришла зима, слепили, как могли, снеговика: шар на шар на шар.

Подробнее...

  Ой, а накурился, — первое что я услышал от Грубого шума, когда открыл старую скрипучую дверь.

  Хорошее свойство: уметь расслабиться в любой ситуации, — Приятный сладко отозвался из гостиной.

Я снял мокрые ботинки, повесил пиджак на вешалку и, улыбаясь, сел в кресло у раскрытого окна в зале.

  Знаете, если бы врачи захотели исследовать мою реальность, вряд ли бы меня признали вменяемым.

    Да, в этом ты прав, — Поддакивало согласилось.

    Так как прошло представление? — спросил Приятный шум.

  Совершенно не понимаю, для чего я шатаюсь по этим мероприятиям, — я, зевая, потянулся. — Хрень чистой воды: псевдобалет, псевдореволюция, псевдо Рахманинов и одна настоящая корова.

Подробнее...

Рассказ

Я человек здоровый, но есть во мне кое-что непонятное. Все дело в моей квартире и ее шумах. Один вчера порекомендовал мне поменьше жрать. Зову его Грубый шум, его трудно терпеть. Есть Приятный, который позволительно на все реагирует, единственный его минус — инфантильность. Есть еще один, Третий, он появляется с фанфарами, бессмысленно и торжествует во имя головной боли. Это, стало быть, три насчитали... Четвертый — Бытовой — контролирует квартирный антураж: страницами шуршит, вилками гремит в посудомоечной машине, сигналит в телевизоре полицейскими и тихонько шебаршит шторой ночью. Пятый — Поддакивало, вот его я уважаю! Все мои идеи — на ура! Правда, иногда его угнетает Заткнися Ужеся, с ним вечный спор, ибо он уважает дисбаланс. Седьмой. Он есть у всех, только не все к нему прислушиваются. Кряхтение. Старческое тихое кряхтение в темном углу — напоминание, что скоро и ты закряхтишь, а затем уж. Затем уж и шумы прекратятся.

Дурдом. В литературном красноречии «дурдом», а не в буквальном.

Подробнее...

В ХХ веке ошеломительные скорости научно-технического развития породили научно-фантастический образ будущего, который, по большому счету, возник из простой экстраполяции этого развития. Если мы быстрыми темпами осваиваем кос­мическое пространство, посылая за пределы атмосферы десятки астронавтов, то легко вообразить, что мы освоим даже далекие галактики, а в космосе будут жить миллионы и миллиарды людей. Если компьютер имитирует некоторые интеллекту­альные функции — легко вообразить, что он станет умнее человека, а там и всемир­ным диктатором. Атомная бомба породила страх атомной войны и картины пост­апокалиптического мира, генетика — образ монстров-мутантов, успехи авиации — идею персонального летающего «глайдера».

Подробнее...

В произведениях братьев А. и Б. Стругацких упоминается особая дружествен­ная земле цивилизация — Тагора, о которой в повести «Волны гасят ветер» сообща­ется следующее: «Цивилизация гипертрофированной предусмотрительности. Три четверти всех мощностей направлено у них на изучение вредных последствий, ка­ковые могут проистечь из открытия, изобретения, нового технологического про­цесса и так далее. Эта цивилизация кажется нам странной только потому, что мы не способны понять, насколько это интересно — предотвращать вредные последствия, какую массу интеллектуального и эмоционального наслаждения это дает. Тормо­зить прогресс так же увлекательно, как и творить его, — все зависит от исходной установки и от воспитания. В результате транспорт у них только общественный, авиа­ции никакой, зато прекрасно развита проводная связь».

Подробнее...

Сказав о проблеме технологических предсказаний, скажем коротко о предска­заниях социальных.

В начале ХХ века любой интеллектуал мог, в порядке искреннего убеждения или в качестве полемического приема, предполагать, что окружающий его капиталисти­ческий строй обязательно сменится другим — предположительно, социалистическим или, по крайней мере, имеющим какое-то отношение к разработанным к тому време­ни в большом количестве социалистическим и парасоциалистическим утопиям. Гос­подствующее эволюционистское мировоззрение требовало, чтобы после нынешнего буржуазного строя обязательно предвиделась какая-то другая, более прогрессивная фаза, а популярный марксизм подсказывал название и черты для этой фазы.

Подробнее...

Снова я, по счёту — девятый, в кабинет, сегодня — восьмой.

Капнут йодом и смажут ватой, может быть, отпустят домой.

Был я очень долго зависим от обильных словами газет, а потом — от коротких писем, а теперь — от тебя, кабинет.

Подробнее...

Я, ничком лежащий, я, дрожащий,

я, былинку в кулаке держащий, на спину переворачива­юсь!, чтоб землю чуяла спина, не могу я без сознанья зрячего, должен видеть, как летит она.

Подробнее...

- Сначала я его не любила, но мне нравилось, что он ме­ня любит и обещает другую жизнь; так что, считай, я люблю его, и его смерть ничего не меняет.

Она очертила контур своих губ. Не зная, как справиться с волнением, я перешла на ироничный тон:

   Для тебя любовь, как живопись, ведь так? Акт сопере­живания. Ты впитываешь ее, а потом воспроизводишь.

     А как это происходит у тебя?

Подробнее...

Пусть она даже не пытается манипулировать

мною, изображая пылкое влечение. Слишком многое перего­рело в мрем сердце,: слишком много я страдала, растратив столько времени и сил в безысходных страстях, обманутых надеждах, бесплодных восторгах.

—    Что ты теперь будешь делать с галереей, без Марка?

Подробнее...

Отель “Демарн” был первой стройкой, которую

доверил нам Марк: мэрия XVIII округа продала ему это забро­шенное здание, приют монмартрских художников, и мы пре­вратили его в очаровательный отель-музей* посвященный па­мяти живших здесь мастеров.

Подробнее...

Я размышляла вслух. Возможно, из ситуации есть выход, который устроит и нас, и Юнь-Сян. Только прежде, чем рас­сказывать о нем, я должна выяснить, все ли тут законно, что­бы избежать пустых надежд и горьких разочарований.

Подробнее...

Когда я поднялась наверх, Бани пререкался с полицейским. Я думала, что готова к любой гадости со стороны Жерома, но мне не пришло в голову, что он способен подать жалобу на кра­жу “роллс-ройса”. Я подошла, приготовившись защищаться.

Как выяснилось, речь шла всего лишь о ремнях безопас­ности. Но Бани разом излил на полицейского всю свою нако­пившуюся боль, яростно упрекая его в незнании законов: ни­где не сказано, что автомобили старше шестидесятых годов нужно оборудовать ремнями безопасности.

Подробнее...

—     Когда теряешь все, обретаешь себя, — прокомментиро­вал он бесстрастным тоном.

Я придвинулась к нему поближе и положила голову ему на плечо. Словно искала у него утешения. Он поцеловал меня в макушку. В конце авеню Жюно он повернул налево.

Подробнее...

Человек в тупике, у него нет желании никаких, и уж тем более нет желания менять привычки.

-       Нет желания менять - ложись и умирай. Только вряд ли удастся умереть, придётся встать и что-то предпринять. Вот и давай - меняй при­вычки хотя бы! Вдруг поможет? Хуже точно не будет! В жизни всегда есть горизонт, и никогда не стоит отступать. Когда в жизни происходит нега­тивная ситуация, мы что кричим? За что мне это всё?! А нужно спокойно - ну, или не очень спо­койно - задать себе вопрос: зачем это произошло? Для чего? Если научиться задавать себе в любой ситуации вопрос «зачем?», тогда тупика не будет.

Подробнее...

«Вы можете себе представить друга, который каждые десять минут делает вам замеча­ния? ~ спрашиваю я у неё. - Почему у вас желание одно, а делаете другое?» Для неё эти простые сло­ва - целое открытие! Женщина искренне хочет дружно жить с сыном - это её желание, но она не знает, что для этого сделать.

Подробнее...

У него нет специального образова­ния. .. А что, у нас мало образованных, но тупых? Я публичный человек, меня знают, у меня есть сайт. И, если незнакомый человек просит меня встретиться с ним и поговорить, я не отказыва­юсь. Но я разговариваю с людьми только в том случае, если они сами меня просят об этом. Я ни- ! кому себя не навязываю. А дальше мы просто раз­мышляем вместе. Решение, как поступить, в итоге человек принимает сам. Я не врач и поэтому имею дело только со здоровыми, но запутавшимися людьми. Если я вижу, что у человека психические отклонения, я советую обратиться к специалисту. Ещё я учу. Учу тому, как правильно помогать. Да, я такой коуч, который учит других коучей. И давно с тобой это случилось? Появилось желание осчастливить человечество?

Подробнее...

В фильме «Обыкновенное чудо» Марка Захарова жена волшебника говорит мужу: «Ты хочешь ос­частливить всё человечество? Начни с меня». Эти слова я часто вспоминала потом в своей жизни.

Для тех, кто не в курсе: мой собеседник, Андрей Максимов, был моим мужем. Больше двадцати лет. Недавно мы развелись. И вот решили погово­рить. Если вы думаете, что мы тут будем сводить счёты, то лучше дальше не читать. Мне захотелось выяснить, почему мой бывший муж, такой умный и талантливый, создавший целую науку по спа­сению человеческих отношений, не смог спасти наши. Или не захотел?

Подробнее...

Цавным-давно, после Великой французской революции, в Париже вошли в моду неогре- ческие платья - лёгкие, прозрачные, повторяющие изгибы фигуры. Вместе с ними канули 1в Лету корсеты и фижмы. Туда же полетели свинцовые белила, сурьма, драгоценности. (Считалось, что чем красивее женщина, тем меньше ей нужны украшения. Француженки стали ренить всё натуральное. Если [требовалась бледность - пили лимонный сок, если румянец - ели землянику.

Подробнее...

Кант в свою очередь вдохновлялся духом «Исповеди» Руссо, и здесь важно то, что Кант (вдохновлённый свободолюбием Руссо и тягой французского просветителя к «естественным правам») природное свободолюбие опровергал; для Канта естественное состояние людей - несво­бода и неравенство; свободы, считает германский философ, достигает только человек цивилизован­ный. А вот Оуэн, вдохновлённый моральными постулатами Канта, спорил с Кантом - он считал, что справедливость присуща самой человеческой натуре.

Подробнее...

Берн оказался более городомчерез который я только проехала, ничто меня так не утомляет, как приезды и отъезды, от которых мне не удается избавиться в поисках отдыха и одиночества. Труд­но жить, не имея никого и ничего, чем ты можешь восхищаться. Вы, дорогой Барон, являетесь достойным предметом восхищения, как те, которые работают для ближнего, и красиво; какая великая в жизни вещькрасота, без нее не хватает воздуха для дыхания.

Подробнее...

Совет обороны, созданный в 1924 году, до того являлся чисто со­вещательным органом. Министр обороны выполнял одновременно и функции председателя; членами Совета являлись главнокоманду­ющий, начальник Генерального штаба, командующий шюцкорами и еще два человека, ежегодно назначаемых президентом. У Совета не было ни реальной возможности принимать решения, ни ответ­ственности, а роль председателя носила чисто формальный характер. На это и рассчитывали в Министерстве обороны и в Генеральном штабе: за спиной Маннергейма поговаривали, что тот отстал от жиз­ни и его время миновало.

Подробнее...

Опубликовал заявление, где в числе прочего, говорилось: «Я наде­юсь, что каждый, помнящий 1918 год, поддержит те бескорыстные патриотические устремления, которые под воздействием движения Лапуа смогли повлиять на нашу общественную жизнь»[1].

Подробнее...

И позитивная вещь, и позитивность подтверждается также заме­чаемым)? нас на Севере просветлением в области экономики. Ста­нет легче экспортировать за рубеж лисий мех и различные сыры, если это просветление будет продолжаться и развиваться.

Подробнее...

Вильнюсом, вы бы забрали всю Литву, дело было бы решено[1].

Последнее его письмо княгине тоже полно сентенций по поводу международного положения. В январе 1932 года по предложению Со­ветского Союза между СССР и Финляндией был заключен договор о ненападении. Такие же договоры чуть позднее подписали и стра­ны Прибалтики. Маннергейм не придавал большого значения «всем этим пактам»; как показала история, он был прав.

Подробнее...

  1. губернии, рано или поздно приведет к стремлению снова лишить Финляндию ее самостоятельности.
  2. С большевиками можно бороться на почве национальной.
  3. Украина сугубо национальна и потянет в борьбу за свою свобо­ду ряд других национальных образований.

    Подробнее...

...Вчера получил письмо от Ноты. Она едет в Хабаровск. Это, в общем и целом, вполне хорошо, поскольку это довольно-таки боль­шой город, резиденция генерал-губернатора, и связан железной до­рогой с Владивостоком...1

Подробнее...